img1
img2
img3

Авиа-ж/д билеты и автобусы, отели, прокат авто

BiletyPlus

Катманду - Гималаи - Катманду

 Тур с треком / экстрим

 

I. Катманду - Покхара - перелет в Джомсом -

 начало трека по нижнему Мустангу

 

В Катманду живем в "Дварике". Это старые хоромы непальского аристократа, переделанные в одну из лучших гостиниц города: стены и своды из резного дерева, многим деревянным скульптурам более двухсот лет. В гостинице всего три номера, подобных нашему: ванная комната представляет собой амфитеатр, где ты спускаешься по ступеням вниз и наконец попадаешь в саму ванну - большую, белую и чистую. Одна стена ванной комнаты - с панорамным остеклением, вид на маленький дворик. Сама комната – сочетание буддийской символики и просто удобного, широкого спального места. При гостинице живут две смешные лохматые собачки, поэтому здесь не принимают постояльцев с котами.

 Вечером пошли с местным коллегой выпить в бар гостиницы. Удачно обнаружили, что до 19.00 у них – happy hour, дают два алкогольных напитка по цене одного. На излете «счастливого часа» были заказаны 8 разных коктейлей, каждый из которых был удвоен бесплатной порцией. А выпить пошли в библиотеку – мне показалось, что это самое удачное место: плетеные кресла, стеклянные стены, открытые на улицу двери. Здесь и вечерняя прохлада, и отсутствие летающих гадов, и главное - книги кругом. Ужин прошел в кругу дополнительно присоединившихся коллег в знаменитом ресторане гостиницы – традиционная непальская еда, очень популярное у иностранцев меню.

 Утром улетели в Покхару: Jetstream на 50 пассажиров, не так страшно, как казалось. В Покхаре взяли велосипеды, покатались по самому туристическому району – “lake side”, берег озера Фева. Нашли место посидеть: деревянные раскладные стулья под зонтиком из пальмовых листьев с видом на озеро, холодное пиво, чайки летают; потом пошел дождь, а мы так и остались там смотреть на озеро с грозой.

jomasomairport

Аэропорт в Джомсоме, нижний Мустанг.

 Перелет в Джомсом, в Мустанг, уже на очень маленьком самолете – 18-местный Дорнье. Но – тоже не страшно. Самолетик летит между гор; и справа и слева – огромные белые вершины – Нилгири, сама Аннапурна, что-то еще. Джомсом, конечно, приятен. Первые два джипа появились здесь в прошлом году, до этого транспорт был только вьючный – мулы и носильщики. Маленькие улицы, тибетского типа дома, люди в национальной одежде, мощеные камнем мостовые, яркое солнце и сияющая вершина семитысячника Нилгири над долиной – здесь очень-очень хорошо. Сходили наверх пешком, посмотрели на гостиницу Jomsom Mountain Resort, оказалось – отличные 4*+, просто огромная гостиница, сделана в виде местного замка, есть даже крытый бассейн. В гостинице около 100 номеров, сейчас в ней никто не жил.

 Наш гид – Наванг – решил не брать носильщика, т.к. вещей у нас почти не было, вызвался сам нести мою сумку со спальником и запасными ботинками. Наш трек – от Джомсома вниз в Покхару в обход массива Аннапурны против часовой стрелки, рассчитан на 5 ночевок (6 дней пути). Сразу скажу, нам хватило трех дней, но усиленной ходьбы.

tropa_gorepani

Первый в караване.

 В день прилета от нас требовалось дойти до поселка Марфа и там ночевать. Марфа оказалась настоящим Мустангом, чуть разбавленным несколькими сувенирными магазинами.

typicalmustang

Типичный Мустанг.

Мы решили - будем топать до вечера – докуда дойдем, там и заночуем. Дошли мы до поселка Ларджунг, выполнив норму двухдневного перехода. Этот отрезок пути – Джомсом – Ларджунг и чуть далее (+ пара часов хода) – это самый интересный, самый приятный переход. Идем сначала по речной долине, переходим протоки по временным мосткам, слева – белые горные вершины, справа – обрывистые предгорья, временами встречаются небольшие поселения. Дует сильный ветер, и, хотя на солнце тепло, из-за ветра приходится надевать гортексовую куртку. То и дело мы встречаем караваны мулов, нагруженных тюками. Огромные колокольчики-ботала привязаны к каждой шее. Ослики очень колоритные – украшены вышивкой поводья, пушистые длинные уши - хочется фотографироваться на их фоне.

nepal_larjung

 В Ларджунге останавливаемся в новом гостевом доме. Мы – единственные постояльцы. Чтобы не заболеть после ветреного дня, прошу ведро с горячей водой – грею ноги. Нам готовят какую-то еду, и еще поздно вечером мы немного гуляем по деревне. Это правильное место – здесь нет сувенирных магазинов для туристов. Впрочем, здесь вообще нет магазинов, торгуют только проходящие караваны, продукты в основном свои. Маленькая девочка (лет 4-5) играет на улице огромным ножом-мачете, размером в половину самой девочки. Она радостно им машет и иногда кидает его вдоль дороги. Чтобы не подставиться под «игрушку», убираемся к себе в дом. Вообще, встаем мы здесь в полвосьмого утра, а ложимся – часов в 8 вечера, с наступлением темноты делать становится нечего. А утром – самое время для ходьбы, – еще не поднялся ветер, солнце уже греет, дождя нет.               

 

           jomsom

Носильщики оставили свои корзины в месте отдыха. Видимо, это вещи какой-то тургруппы.               

mustang

Долина реки. По ней начинается трек от Джомсома к Ларджунгу вокруг Аннапурны - вниз и вниз.

 

II: Трек вокруг Аннапурны - горячие источники - Покхара

 

...Утром – самое время для ходьбы, – еще не поднялся ветер, солнце уже греет, дождя нет.

 Переход Ларджунг – Татопани тоже хорош. В начале пути справа – Дхаулагири, восьмитысячник. Гора начинается прямо от дороги и растет вверх. Видно все ее вершины – треугольные, снежные, белые-белые. Очень красиво. А слева и немного сзади – все еще видно Нилгири. Дхаулагири – довольно популярная вершина для покорителей восьмитысячников. В поселке Калопани мы встретили несколько наклеек на гостевых домах, извещающих, что в прошлом году какая-то сибирская команда покоряла эту вершину.

 Здесь река, по руслу которой мы идем, уже набирает мощь. Переходим основное русло уже по подвесным железным мостам. И опять – встречаются караваны осликов, идут разрозненные носильщики с грузом, в мелких деревнях по дороге поют петухи. В конечном итоге, часам к четырем мы дошли до маленького поселка Гхаса. Выпили чаю (у нас вообще всю дорогу были популярны не обеды, а питье чая. Самым употребляемым стал имбирный напиток – просто нарезанный имбирь, залитый кипятком, иногда – с добавлением чайной заварки, а иногда и без нее). Уже в Гхасе во всю идут строительные работы по созданию новой дороги. Старая караванная тропа перебирается на другой берег реки, а по правому берегу выдолблена в скалах автомобильная дорога. Далее идти по ней не интересно. Надо либо перебираться на караванную тропу вслед за осликами через реку (идти по ней до Татопани часа на 2 дольше, чем по новой дороге), или – бессмысленно топать по пыли и камням просто вниз и вниз.

 В Гхасе после продолжительного питья чая понимаю, что идти дальше как-то не хочется. Ноги устали. У кроссовок мягкая подошва, а новая дорога завалена острыми обломками камней – здесь были бы удобнее горные ботинки. Мы спускаемся по новой дороге еще километра на полтора вниз. По пути попадается все больше и больше индийских паломников. В основном это пожилые женщины в праздничных красных сари. Все они идут в Муктинатх – там находится самый высокогорный индуистский храм региона. Через полтора километра после Гхасы на дороге стоит маленький поселок, и в нем пребывают аж три здоровых джипа. Именно до сюда они забираются из Покхары, выше пока проезжать не рискуют – еще идут взрывные работы. Джипы – это такси. Мы и еще несколько индусов нанимаем джип до Татопани – идти уже не интересно, да и устали. Я еду внутри, а мой товарищ решил проехаться на крыше. Дорога, конечно, неприятная. Трясет так, что с крыши периодически улетает на дорогу не закрепленный багаж. По пути в джип набивается еще человек 15 индусов, а на крышу садится парочка немцев. Джип едет со скоростью пешехода, в окошко лучше не смотреть – едем прямо по краю пропасти. Часов в шесть приезжаем в Татопани. Это большой поселок, середина пути для тех, кто обходит как и мы Аннапурну, и конец диких мест для тех, кто спускается из Муктинатха или из Верхнего Мустанга. В Татопани много гостевых домов для туристов, есть магазины, ну и главное место встречи всех треккеров – горячие источники. Два бассейна, где-то 4х4 метра каждый, глубиной с метр наполняются горячей водой источника. Вокруг бассейна сидят на парапете, свесив ноги в воду, десятка два разномастных путешественников, и еще несколько человек купаются в самом бассейне. С одной стороны резервуара полно людей – приткнуться негде, а с другой, почему-то никого. Стало понятно почему несколько позже. В «непопулярной» части бассейна вода ужасно горячая. Мы берем по холодному пиву и опускаем ноги в бассейн в этой самой горячей части - красота! Хотя ногам иногда нестерпимо жарко, в сочетании с запотевшей бутылкой пива вроде как и ничего. Немного общаемся с окружающими – люди здесь со всего мира, от Австралии до Британии, как всегда много израильтян и есть несколько русских. Особые экстремалы после купания в бассейне бегут и окунаются в ледяную горную реку, она всего в 20 метрах от источников. Ужасно не хочется отсюда уходить – я уже третью бутылку 0.6 пива допиваю, а ни в одном глазу.

 В общем, Татопани - такой переломный пункт. Здесь дорога раздваивается: кто-то спускается правее, к местам сплава и далее к Читвану, а кто-то, типа нас, лезет в Горепани целый день вверх и вниз и опять вверх по каменным ступеням. На переходе Татопани – Горепани перепады высот – до полутора километров. Наивысшая точка маршрута – примерно 2900 м над уровнем моря.

 Мы ночуем в Татопани, а в восемь утра уже готовы к выходу. Весь путь от Татопани до Горепани я планирую преодолеть на лошади. Сначала это ужасно страшно – лошадь спускается вниз по каменным ступеням, ты сильно наклоняешься вперед, а держаться-то практически не за что! Лошадь еще и подскальзывается периодически на гладких камнях. Но где-то через час уже можно приноровиться и просто смотреть по сторонам и ехать. На наиболее крутых подъемах с лошади слезаю и иду пешком – один такой подъем, это как на двенадцатый этаж дома подняться, и потом надо сразу спуститься. И так – целый день. В обед пошел дождь стеной, мы потопали под ним с час, и решили, что до Горепани не дойдем. Остановились в большом красивом приюте по дороге.

carving

Деревянная резьба балкона.

Погонщик с лошадью пошел вниз обратно в Татопани, а мы растопили печку в обеденном зале и сушим одежку – промокло все до трусов, а также почти все, что было в рюкзаке, включая авиабилеты и конфеты, и зефир «Шармель». Есть все также не хочется, пьем много горячего имбирного чая с медом, греем ноги в ведре с кипятком, сушимся. Наш гид хлопочет вокруг печки, переворачивая мокрую одежку, к следующему утру благодаря его стараниям у нас все вещи сухие.

 За 2 часа следующим утром доходим до Горепани, это перевал. Дальше дорога идет на понижение. Это все те же каменные ступени, но только вниз. Лошадки уже нет, топаю пешком. Идти по высоким ступеням вниз – это еще хуже, чем подниматься. Напрягаются какие-то совсем не тренированные мыщцы, и вообще очень быстро такая «ходьба» надоедает. Ведь надо еще смотреть все время под ноги – как бы не навернуться, ступенчатая тропа спускается круто. То ли дело вчера на лошади – едешь и смотришь вокруг. А там – рисовые поля, овес растет, крестьянки серпами убирают урожай, маленькие деревушки рассыпаны по склонам. Где то слева-сзади еще просвечивают через облака белые вершины высоких гор. Такое все игрушечно-пасторальное.

nilgiri

Впереди - подвесной мост через реку.

 Сегодня мы планируем совсем спуститься к Биретанти, где нас ждет джип до Покхары. Наверно, спускались мы часов шесть, а то и семь. Только часам к трем дня дотопали до нужного поселка, отметились в туристической полиции как завершившие трек, опять попили чаю и нашли свой джип. К вечеру приехали в Покхару, поселились в Fulbari – единственной пятизвездочной гостинице города. Следующие три дня я не могла ходить вниз по лестнице – прямо могу, вверх – больно, но могу. А вниз – никак. Мышцы деревянные.

 Наш самолет на Катманду – только через два дня, мы же опередили график. Мест на завтрашний рейс нет. Поэтому планируем дальнейший отдых в Покхаре. Опять совершаем променад по озерной части поселка: полу-пешком, полу-на-велосипедах. Закупаю полезных вещей для следующих поездок – в частности, для нового путешествия по Камчатке. Флисовый вкладыш для спальника (5 долларов), псевдо-поларовую куртку (5 долларов), налобный фонарик (какой-то супердорогой, вроде баксов за 20). Потом мы идем играть в гольф – при гостинице есть поле на 7 лунок. Какое-то на мой взгляд бессмысленное занятие. Прошли все поля «туда» и «назад», так я и не заценила всей прелести этой игры. С нами таскались два тренера и два мальчика, подносившие клюшки. У тренеров бить по мячикам получалось красиво, а у нас – как-то хреново. В отсутствие соревновательного азарта игра кажется еще более бессмысленной, чем она есть. Ужинать пошли в казино. Как и в других казино, в нашей гостинице общее правило: пришел, разменял любую денежку на фишки, а потом – хочешь играй, хочешь не играй, но выпивка и ужин в неограниченном количестве бесплатно.

feva

Потом фишки можно обратно обменять на деньги без потерь. Никогда не играла в рулетку, даже правил не знаю. Впрочем, за игровым столом быстро учишься. Часа два провели в казино, напились конкретно. Проиграли вдвоем пятьдесят долларов и ушли довольные - напили и наели по гостиничным ценам баксов на четыреста. Никакой вредный азарт во мне не проснулся.

 

 Вечером в интернет-кафе нашли объявление о полетах над горами на дельтопланах с моторчиками...

 ...Бояться перестаю, когда мы уже так высоко, что по-любому костей не собрать после падения

III. Экстрим тур: полет над Гималаями на «тряпколете»

 

Наш самолет на Катманду – только через два дня, мы же опередили график. Мест на завтрашний рейс нет. Поэтому планируем дальнейший отдых в Покхаре.

 

 Вечером в интернет-кафе нашли объявление о полетах над горами на дельтапланах с моторчиками. Записались на завтрашнее утро на получасовой полет. Летают рано утром, пока нет дымки и ветра, наше время – 8 утра. Аэроклубом владеет русская дама, сын которой – один из пилотов; Стефан на половину русский, на половину непалец, по-русски говорит свободно. Другие пилоты и механик тоже русские. На летном поле пилот Александр убедил нас сразу, что полчаса – это мало, лететь нужно на час, тогда мы доберемся до белых гор, поднимемся на четыре тыщи метров, наделаем фоток, и вообще – будет красиво. Сам Александр называет свою машину «тряпколет», а в зазывательных проспектах эта машинка значится как Ultra Light; у него крыло как у дельтаплана, сзади пропеллер и моторчик. Приборная доска – с надписями по-русски, как от мотоцикла «Урал». Сиденье пассажира расположено либо рядом с пилотом, либо сзади. На крыле приделан фотоаппарат. Во время полета пилот несколько раз нажимает на кнопку, и камера делает снимок летательного аппарата на фоне наиболее живописных горных пейзажей. Для полета на большую высоту нас поверх одежды облачают еще в теплые комбинезоны, дают перчатки, теплые войлочные тапки и одевают шлем. В таком виде, как толстый мишка, еле влезаю в кресло за пилотом, меня пристегивают ремнями. Когда аппарат разгоняется по полосе и взлетает – конечно страшно. Бояться перестаю только минут через 10, когда мы уже так высоко, что по-любому костей не собрать после падения. Мы делаем круг над Покхарой и постепенно поднимаемся вверх и в сторону гор. Хотя и середина мая – наступает пора дымки, по утрам еще отлично видны семи- и восьмитысячники. Ближе всего и узнаваемей всего – Фиштейл («Рыбий хвост», семитысячник). По-местному – Мачапуччре. Это «святая» гора, восхождения на Фиштейл запрещены. Правее видим массив Аннапурны. Чем дольше летаем, тем ближе горы и тем холоднее становится. Максимально мы поднялись на 3500 метров, наделали фотографий меня на фоне гор, поснимали соседний «тряпколет». Снижаясь, сделали еще вираж над озером, мальчишки у белой ступы на вершине горы махали нам руками. И очень незаметно через несколько минут приземлились. Все фотографии, сделанные в полете на закрепленную на аппарате камеру, нам записали на диск, туда же добавили еще своих горных панорам. Вообще, полет на чудо-аппарате – это самое сильное впечатление, которое осталось от всего пребывания в Покхаре. Мне вообще было раньше не понятно, зачем в эту Покхару ездить, кроме как транзитом на Джомсом. Теперь знаю – зачем. Конечно, полетать можно и в Подмосковье, но где там найдешь таких чудных горных видов. Дельтаплан подлетает к горам так близко, что кажется, ты чуешь холод воздушных потоков над ущельями. Молчаливые горы прямо манят к себе, их почти можно потрогать руками.

fishtail

Непал, дельтаплан над Гималаями

fishtailwithplane

 После нас летали экономные японцы. Они брали полет на 15 минут (кажется, это 70 долларов), по-моему, это только взлететь, сделать круг над озером и сесть. Наш часовой полет стоил около 230 долларов. Говорят, что за пять лет в клубе не было ни одного аварийного случая. Полеты безопасны – даже если сломается мотор, аппарат может сколько угодно летать на крыле как обычный дельтаплан. А еще говорят, что конструкция снабжена парашютом (это если и крыло сломается). Вообще, Покхара популярна у всяких любителей воздуха – сюда приезжают на соревнования и просто полетать парапланеристы со всего мира, здесь снимают ангар русские вертолетчики, развозящие грузы по стране на МИ-8 по контракту, аэроклуб вот процветает. В общем – очень мы довольны своим полетом.

                       

 

 pokharaflight

Экстрим тур:

 Полет на дельтаплане над Покхарой.

 На заднем плане - Мачапуччре (Фиштейл). Посадка пассажира - рядом с пилотом. 

mountflightpokhara                    

Экстрим тур:

 Полет на дельтаплане над Покхарой.

 На заднем плане - один из пиков Аннапурны. Посадка пассажира - позади пилота.

 

 

 IV. Катманду - полет к Эвересту

 

Завтра – перелет в Катманду. Отмечаем 9 мая на террасе отеля Le Meridien вечером. Черт, ни русских, ни немцев. Ни-по-какойски не говорящие японцы не оценят значимости даты. После скромной вегетарианской пищи на треке и ординарной еды Покхары заказываем всякой итальянской провизии на ужин, и выпиваем еще пару бутылок какого-то вина с берегов Роны. Хоть и за Победу, но водку не пьем.

 Потом пару дней катаемся по округе – съездили в Дхуликель, переночевали в Нагаркоте в Club Himalaya с видом на закат в горах; провели полдня в Бхактапуре - очень колоритный город, тыща храмов, дворцов, улочки с лавками. Добрались до не помню какого древнего храма в окрестностях Нагаркота.

air

Непал, Гималаи. Вид сверху

 Еще одна воздушная эпопея: полет к Эвересту. Авиакомпания Yeti Airlines, самолет вроде Jetstream на 18 мест. Наш билет – это еще и карта горной цепи, где указано когда и какие вершины мы будем пролетать. Несмотря на то, что в мае уже сильная облачность, все облака – где-то на высоте 5000 м, а горы-то по 7, а то и по 8 тысяч метров, так что их вполне видно. Стюардесса помогает пассажирам опознать ту или иную гору. Вот так всегда – летим, летим, вроде еще далеко, а тут бац – и Эверест, самолет уже разворачивается. Пилоты зовут к себе в кабину пассажиров по одному, показывают свои приборы и называют ближайшие пики – тоже развлечение. Полет понравился.

nepal-sverhu

 Вечером в Катманду нас повели ужинать в свеже-открывшийся ресторан в саду возле королевского дворца: в колониальном стиле белое здание, фонтаны, столики на открытой террасе, неплохая еда. Весьма душевно.

 Мы летим в Москву Пакистанскими авиалиниями. Ночевка в Карачи. Хорошая возможность посмотреть немного на Пакистан. Мы не едем в гостиницу 3* как все транзитные пассажиры, а пользуемся подарком партнеров – останавливаемся в Мариотте. Так, по дороге проехались по улицам, посмотрели на город из окна автомобиля, а вечером уже и поленились идти гулять. Единственное, что заметили – только один Макдональдс есть в Карачи, и тот – в зоне аэропорта; боятся наверно америкосы. С утра – вылет в Дубай и далее в Москву. В общей сложности – проездили 2 недели. Ничего особого из поездки вроде не привезли: немного ювелирки в этническом стиле, немного зимней одежки (в Катманду есть хорошая шерсть), пара футболок, расшитых дурацкими надписями на заказ («здесь был Вася»), что-то из снаряжения, книжки с картинками, карты. В общем, килограмм на 30 барахла у каждого, ну без этого никак.

 

Автор - бывалый путешественник, сотрудник туристической компании

 

Если дополнить тур сплавом по Тризули, можно вляпаться в еще один маленький экстрим:

 

Экстремальный туризм: Непал. Рафтинг в Гималаях

 splav-na-starte

Непал,
экстремальный туризм.
На старте сплава по Тризули

Рафтинг - сплав на плотах по горным рекам.
Видели бы вы эти реки! "Белая вода" - слишком мягкий эпитет. Там буруны метров по пять. Не говоря уж про водопады, водовороты и скалы... Ну, а какие еще реки могут быть в Гималаях?
Раньше у нас такой реке присвоили бы какую-нибудь немаленькую категорию. И допускали бы к сплаву только закаленных бойцов, прошедших все категории предыдущие.
А у них...
Сборная группа - немцы, русские, литовцы. Все очень слегка понимают по-английски. Опыта сплава - никакого. Инструктаж. Видимо, на английском. Или на непальском? Выдали весла, показали плот и - вперед!
Было потрясающе интересно. Особенно, когда перед водопадом плот встал на дыбы.
Испугался, наверно.
Когда ты на плоту, в руках весло. Им грести надо. Поэтому держишься ногами, подсовывая их под переднее сиденье. А кто сидит (как я!) на самом переднем сиденье, тому внизу протянута веревочка. Под нее ногу подсовываешь и так держишься. В Непале, видимо, считают - это надежно.
Хи-хи-хи!
Плот - надувной. И вот скачет он, как дикий мустанг, по трехметровым бурунам. Плотогоны-сплавщики мы - те ещё. Надо грести. Ну, гребу - а воды под веслом почему-то вдруг нет... Потом нос у плота задирается высоко-высоко и мустанг встает на дыбы!
Так вот, когда плот эдак изогнулся - веревочка-то и ослабла. И как мне держаться?
Может, веслом в воду упереться? Так вода, как назло, куда-то делась.
Наверно, когда конь на дыбы встает, земля от ковбоя тоже далеко.
Короче, я не держусь, плот бьет копытами. Ну, и что я делаю?
Правильно, лечу!
В эту самую белую воду!
По пути вышибаю соседа-немца.
А немец со второго сиденья вылетает сам (это мне уж потом рассказали). Немцы, вообще - народ компанейский.
...

splav-pereprava

Непал,
экстремальный туризм.
Хотите переправиться
через реку?


Совсем не чувствую, что вода ледяная. Не до того. Очень не хочется вмазаться в скалу.
Да-а, говорили мне: рафтинг - экстремальный туризм...
Все так необычно - даже мозги глючат.
Перед глазами - ну, белый экран. Пусто-пусто, как в телевизоре без антенны.
Только шестое чувство шепчет - все нормально, кругом вода, скалы далеко.
Потом рассказали, что меня в это время в водовороте крутило. Ну - не знаю, не знаю...
Тут мозг обнаружил плот. Вот не вижу ни неба, ни воды, ни горного пейзажа. Только часть картинки - ПЛОТ.
Плыть - туда.
Ну и плыву. И весло тащу!
Укол совести - где немец?
Мозг обнаруживает немца.
Его быстро-быстро несет течением. Весло потерял, кепку потерял, но не утоп. Ладно, достанем.
Вот и плот. Худющий мальчишка-непалец затаскивает на борт все до последнего мои килограммы.
Отлавливаем немцев, весло, кепку.
Тут и водопад подоспел, прямо по курсу.
По коням!

guide

Наш рафтинг -гид



Да, Гималаи - место, где экстремальный туризм процветает.
Летом, в сезон дождей, рафтинг уж чересчур экстремальный. Сплав по горным рекам прикрывают. Но горный туризм в Гималаях процветает по-прежнему, и это тоже - экстремальный туризм.
Мы ходили по горам и сплавлялись в октябре.
Мало не показалось!

 

 

Главное меню