img1
img2
img3

Авиа-ж/д билеты и автобусы, отели, прокат авто

BiletyPlus

Эквадорские хроники…

 …или диалоги о китах с большими белыми собаками

 

Как бы предисловие:

 «Из него ясно, какого Лешего меня понесло в Эквадор

 на встречу со всякими мутантами»

 

Вообще-то я собирался в этом году «дикарем» в Бразилию. Впрочем, в прошлом году я тоже собирался туда. Уже и маршрут примерный разработал, и полезной информации поднабрался. Но… один туда не поедешь – ибо опасно, а поиск попутчика в страну белых штанов и диких обезьян превратился для меня в целую эпопею, над которой друзья-товарищи уже тихо посмеивались.

 Моими объявлениями в духе «Бразилия ждет и любит тебя!» пестрел весь «туристический Интернет». Дошло до смешного: обеспокоенный моими поисками Олег Чернов, нарыл в сети мое же объявление и радостно переслал его мне, будучи искреннее уверенным, что нашел другу идеального спутника.

 Однако некое подобие попутчиков время от времени все же образовывалось. Первым стал старый знакомый все того же Чернова. Он «отвалился» из-за каких-то личных проблем, плюс ко всему в последний момент товарищ обнаружил, что у него заканчивается срок действия паспорта.

 Еще один горе-попутчик «свалился» с обычного туристического сайта. Мне уже было немного все равно куда ехать, а потому кроме Бразилии мы горячо обсуждали путешествия по Индонезиям, Малайзиям и прочим «изиям».

- А может в Эквадор?! – неожиданно предложил он мне, и прислал в письме следующую цитату: «...во всем мире нет страны, сочетающей на столь небольшой территории такое разнообразие климатических зон. Все четыре географические области Эквадора легкодоступны для туризма и обладают своими неповторимыми особенностями: снега и вулканы Анд, джунгли Амазонки, жаркое тихоокеанское побережье и Галапагосские острова, с их редчайшими наземной и подводной фауной...»

 - Да, поехали хоть в Эквадор! - почти закричал я ему.

 Через пару дней чувачок торжественно мне сообщил, что хорошо подумал, и в итоге купил билеты в Абхазию. У меня нет цензурных слов!

 Послав всех куда подальше, я пошел и взял билеты в Эквадор. 56 тысяч рублей. Полторы тысячи медицинская страховка. Триста рублей за прививки от желтой лихорадки и дифтерии. Дальше дело техники: списался с русскими эмигрантами в Эквадоре, занимающимися на досуге туристами. Попросил составить маршрут. В ответ мне предложили гида – их 18-летнего сына почти за три штуки баксов на три с лишним недели (по их заверениям - почти даром).

 «Спасибо, конечно… Но ограничимся маршрутом» - вежливо ответил я.

 

Глава первая:

«Приходите завтра, тупой динозавр!»

 

 11 сентября, 16.00, аэропорт «Домодедово».

 - Вы моряк?! - строго спросила меня девушка за регистрационной стойкой.

 - Да не особо, уж извините… - заметно нервничая, удивился я

 Девушка за стойкой унюхала запах «послевчерашнего» (ну отъезд-то отметить надо было) и снова тоном строгой учительницы математики выдала:

 - Вы пили?

 Я оскорбился.

 - Не пейте в полете!

 Я оскорбился еще больше, и позвонил пожаловаться Чернову.

 Чернов, известный алкоголик-бухгалтер, пытающийся заниматься спортом и владеющий несметным количеством квартир в Москве, мне живо посочувствовал.

 - Вот ведь сука какая! – оскорбился за меня Олег. – А вообще, Серега, я тебе сейчас так завидую! Едешь на край света… Столько приключений впереди!

 - Главное, чтобы они не начались раньше времени…

 За болтовней ни о чем прошел час…

 Наконец рейс. Посадка. Пять часов полета. Аэропорт Мадрида. До вылета в Гуаякиль надо было скоротать еще пять часов. После некоторых колебаний наставления строгой девушки за стойкой регистрации я все же решил проигнорировать.

 В дьюти-фри была куплена бутылка виски.

 Время пошло веселее. Я вслушивался в испанскую речь, пытаясь реанимировать свои небогатые знания языка.

 ***

 Ну вот и посадка на рейс в заветный Эквадор. Я плюхнулся в кресло, пристегнул ремень безопасности и закрыл глаза, надеясь сразу уснуть. Но приключения уже начались!

 Какой-то испанец хлопнул меня по плечу и на русском языке с сильным акцентом сообщил: «Командир экипажа отказывается лететь с вами».

 - Черт, это с какого перепуга?! - возмутился я, будучи уверенным, что меня разыгрывают.

 - Он считает, что вы пьяны…

 - Мать вашу, у вас тут полсамолета в стельку! Какого хрена ко мне прикопались?!

 Испанец удалился к пилотам. Через пару минут он вернулся: «С вами хотят пообщаться»

 - Да не проблема! - я вышел вслед за испанцем в посадочную трубу. В этот момент дверь самолета закрылась.

 - Какого черта происходит?!

 - Не волнуйтесь, все нормально… - попытался успокоить меня посыльный от пилотов.

 Со словами «подождите минутку, я сейчас вернусь» товарищ скрылся. Ни через пять, ни через десять, ни через двадцать минут он не появился.

 Сказать, что я был в растерянности – не сказать ничего. Я двинулся к стойке информации за объяснениями.

 Наорав для профилактики на всех подряд на «суржике» из испанского и русского, мне удалось выяснить только то, что следующий рейс в 12 утра. То есть в аэропорту я застрял на всю ночь. В тот момент мне очень хотелось, чтобы ко мне кто-нибудь выбежал со словами: «Вас снимает программа «Розыгрыш»! Никто не выбежал…

 ***

 - Дайте мне отель! Я спать хочу!

 - А у вас виза есть?

 - Какая, к черту, виза?! Я тут транзитом!» - меня просто колотило.

 Посовещавшись, два работника аэропорта повели меня на таможенный контроль, и стали уговаривать таможенника пропустить без визы на территорию Испании. Эта затея мне сразу показалась слишком авантюрной. И она с треском провалилась, что, в общем, неудивительно. Ничего не оставалось, как торчать в аэропорту. Проблема была еще в том, что застрял я в зоне, где даже перекусить негде, а скамейки сделаны таким образом, что прилечь на них невозможно. Ночь была долгой. Я периодически звонил Олегу, курил в туалете и ходил кругами. Часиков с девяти утра я с удвоенным занудством стал донимать работников компании «Иберия» и одного несчастного служащего аэропорта, дабы про меня не забыли. Донимал я их хорошо – забыть не должны.

 ***

 Практически весь полет до Гуаякиля я спал, как убитый – сказалась бессонная ночь.

 ***

 Наконец мы приземлились.

 - Где тут багаж получают? - поинтересовался я.

 - Багаж вы в Гуаякиле получите. А мы сейчас в Кито – столице Эквадора - с важным видом огорошил меня стюард индейской наружности.

 Так я постепенно привыкал к состоянию шока.

 Пометавшись по аэропорту, я к своему удивлению все же отыскал свой пересадочный самолет.

 Впереди еще сорок минут полета. Ну это все равно, что от Академической до Тургеневской в Москве доехать. Рукой подать…

 ***

 Лента с багажом постепенно опустела. Стало ясно – сейчас надо как-то объяснять, что у меня потерялся чемодан, и надо как-то понять - когда и куда за ним приезжать.

 Я заполнил какие-то бумаги. Показал на картинке как выглядел мой багаж, после чего мне сообщили, что за чемоданом надо будет прийти завтра к 10 утра. Все было быстро и понятно. Даже подозрительно быстро и понятно….

 Я взял такси за пять баксов, и поехал в один из рекомендованных мне отелей. Было темно. Где я? Куда мы едем? На что похож город? – эти резонные вопросы оставались без ответа. Впрочем, примерно через 20 минут поездки машина остановилась. Ура! Наконец можно вернуть себе человекоподобный облик! Впрочем, это оказалось затруднительно.

 - Понимаете, сеньор, одноместных номеров у нас нет, но есть общие.

 - Это как – «общие»? – удивился я.

 - Ну как-как… С вами будут жить еще несколько человек.

 - Идите вы в баню со своими коммуналками! – спотыкаясь и громыхая чемоданом, я бросился догонять таксиста.

 - Сеньор, двигаем в отель на набережной!

 ***

 Номер оказался без окон. Но зато я был в нем наедине с душем!

 Пора бы сориентироваться на местности, а для начала что-нибудь съесть.

 Лирическое отступление о кухне Эквадора: тем, кто мечтает похудеть - в Эквадор ехать точно не стоит. Надо признать, готовят там невероятно вкусно – особенно мясо и морепродукты. Но что удивляет особенно – так это смешные цены и нечеловечески-огромные порции. Осилить «тазик» с куском мяса в полкило, салатом, тремя видами гарнира сложно даже с голодухи. В каждой забегаловке на столе обязательно присутствует очень острый соус – ахи. Хлеб отсутствует в принципе – его заменяют жареные бананы. Средняя цена счета 5-8 долларов, причем с соками, фруктами и всеми удовольствиями. Салфетки, надо заметить, к числу этих удовольствий не относятся. Их надо долго выпрашивать, валяясь в ногах официантов, причем не факт, что их все-таки принесут.

 Утолив свои животные потребности (я про еду), отправился гулять. А точнее – искать телефон, чтобы связаться с нашими эмигрантами, которые еще утром должны были задушить меня в ностальгических русских объятиях, получая при этом деньги за план моего «дикообразного» путешествия.

 Телефон категорически не находился. Пришлось срочно подружиться с одним из аборигенов. После долгих объяснений в духе - «я не в Рашу хотеть телефонить» - мне, наконец, удалось воспользоваться его мобильником.

 Аппарат девушки Ольги (именно она должна была меня душить в объятиях) был недоступен. Оставленный ею на всякий случай номер некоего Сергея также загадочно молчал. Оставленный Сергеем (на всякий случай) номер своего пасынка Дмитрия вдруг весело откликнулся: «Одну секунду, передаю трубку шефу».

 - Почему вы пропали? Почему не прилетели утром? Ольга уехала уже с другими туристами в провинцию – ей не дозвониться. Как вам передать план поездки? Кто виноват? Что делать? - вопросы Сергея ставили меня в ступор, словно он пытался узнать у меня в чем смысл жизни и почему вымерли динозавры.

 Договорились о том, что созвонимся завтра - как отыщу свой багаж. А там уж решим, как быть и жить дальше.

 

 Глава вторая:

«В поисках багажа и Снежного человека»

 e-03

Шесть утра. Я стоял на балконе отеля, курил и смотрел на океан. Океан торжественно шумел – не иначе как меня приветствовал.

 Завтрак-такси-аэропорт.

 - Где бы мне найти свой чемоданище? – интересуюсь на стойке информации.

 - Вам нужно в офис компании «Иберия», уважаемый. А он открывается только в три часа дня.

 - Вы, что?! Издеваетесь?! Мне вчера внятным испанским языком сказали, что нужно подъехать к десяти утра!

 - Нет, нет, сударь! Вас жестоко дезинформировали! С 10 утра он работает по будням. А сегодня воскресенье. Понимаете? (это вольный перевод диалога, но по сути верный)

 Грязно выругавшись на языке Пушкина и Достоевского, рискнул поинтересоваться, где все же находится этот чудный офис.

 - На третьем этаже! – ответили мне.

 Все бы замечательно, но аэропорт был двухэтажным…

 - А где конкретно находится этот ваш третий этаж?!

 - Ну как же где, голубчик?! Здесь он и находится!

 Чтобы понять разъяснения на тему – «как именно туда пройти», моего испанского, увы, не хватило.

 Было ощущение, что я попал в какой-то Бермудский треугольник. Доскональный обыск всего аэропорта на предмет наличия в нем третьего этажа, а также опросы, изучение схем - результатов не принесли. Я вышел из помещения, и стал осматривать аэропорт издалека – ну вдруг там надстройка какая-нибудь. Ни надстроек, ни зданий в три этажа поблизости категорически не наблюдалось. Буду брать измором! Все равно кто-нибудь не выдержит, и проводит этого нудного русского (оставившего в своем чемодане балалайку, медведя и стратегические запасы водки) в святая святых - офис «Иберии».

 Полтора часа измора! Семеро замученных! (Эквадорцы, все же, народ стойкий.) Мне на трех языках объяснили, что офис находится на третьем этаже. Мне дали три спектакля пантомимы по пьесе «Офис на третьем этаже». Я тридцать три раза рассказал, откуда прилетел и чего хочу. Все бесполезно! (Согласен – я тупица! Языки учить надо!) Проводить меня в сакральное место ни один из работников аэропорта никак не желал, хотя люди явно бездельничали.

 Звоню Сергею: «Блин, что делать-то? Может, поговоришь с представителями аэропорта?».

 Сергей стал взволнованно и неуверенно объяснять: «Понимаешь, во-первых, эквадорцы, как пидарасы - у них все через жопу делается. Ты уж сразу привыкай… А во-вторых, я по-испански говорю хуже, чем ты. Приезжай-ка ты сейчас к нам, а завтра с моим Димкой вернешься в Гуаякиль, и заберешь багаж» - резюмировал он.

 - А где вы живете?

 - Да тут рядом! В городе Санто-Доминго! Пять-шесть часов на автобусе.

 «Ой, ну, конечно же, рядом! Прямо рукой подать! Это ведь можно и пешком дойти! Уже выбегаю!» - вертелось на языке. Но и ежику бритому понятно – сложилась не лучшая ситуация, чтобы выкобениваться и упражняться в язвительности. По мне было легче отыскать Атлантиду или Снежного человека, чем мифический третий этаж аэропорта «города-героя» Гуаякиль.

 Еду на автовокзал, и беру билет до Санто-Доминго. Поехали!

 Невероятно, но факт: в стране абсолютного пофигизма, необязательности и наплевательности междугородное автобусное сообщение работает как часы! Автобусы, кстати, весьма комфортабельные - с кино, музыкой и туалетами – отправляются в любое направление едва ли не каждые пять минут, причем круглосуточно. Цена складывается из расчета – один доллар за час поездки. Но самое удивительное – это скорость передвижения! Я твердо был уверен, что максимальный показатель на спидометре общественного автобуса во всем мире – 60-70 км в час – ну есть же нормы безопасности...

 А теперь внимание: эквадорский водитель автобуса считает ниже своего достоинства тащиться со скоростью меньше, чем 120-140 км в час – и это отнюдь не гипербола! Особенно «весело» передвигаться на таких скоростях по горным серпантинам – всю дорогу писаешься, а иногда даже какаешься от ужаса. Зато быстро…

 Вопреки моим опасениям, почти шестичасовая поездка до Санто-Доминго оказалась совсем не утомительной. Это была почти ознакомительная экскурсия.

 Березы-березы. Елки-березы. Осины-елки. Березы-березы. В эквадорском варианте пейзажи выглядели примерно так: бесконечные плантации бананов сменяли плантации мандаринов, кокосовых пальм, ананасов, апельсинов, снова бананов, а также многочисленные плантации фруктов сорта «а че это за хрень непонятная?».

Плантации перемежали деревушки и городки, в которых эквадорыши жили своей эквадорышеской жизнью. Они лопатами разгружали многометровые горы фруктов, впаривали во время коротких остановок автобуса непонятную местную жратву, ну и делали свое главное дело – тупо бездельничали (в душе я все-таки эквадорец).

 Вот уже минут десять я, аки памятник офигевшему русскому туристу, красовался на автовокзале Санто-Доминго.

 Навстречу мне семенил седоватый мужичок лет сорока пяти.

 - Вы Сергей? – немного запыхавшись, спросил он.

 - Нет, блин! Агрипина! – хотел сказать я, но малодушно протянул руку и улыбнулся.

 Минут через семь мы подъехали к его дому.

 - Боже, дорогой наш Сережа! Куда ты потерялся? Мы так беспокоились! Ну, наконец-то, ты добрался!, - какие-то непонятные люди хором меня обнимали, целовали, опять обнимали и снова целовали. Со стороны ситуация, должно быть, напоминала возвращение потерявшего память человека в родные пенаты.

 - Я Наташа! Это Ольга. Это Дима. С моим мужем Сережей ты уже познакомился. А это наша шестимесячная дочь Саша… Увидев меня, дочь Саша закричала нечеловеческим голосом.

 В гостиной был накрыт стол. «Долгожданного» гостя из России в далеком Эквадоре встречали борщом, курицей гриль, картофельным пюре, салатом из помидоров и огурцов. Пельменей, водки и блинов с красной икрой почему-то не наблюдалось. (Было как-то странновато, находясь за многие тысячи километров от родины, лопать борщ и пюре с курицей).

 «Сереж, ну садись уже! Все стынет! Дима, ты где?! Иди скорее! Курицу берите! Передайте хлеб! Нет-нет, не наливай мне столько! Ха-ха-ха! Так что случилось в Мадриде?! Можно соль?! Ой, а помните…». До русских народных и плясовых хороводных не дошло…

 ***

 Семья Сергея Кузнецова (а это его жена Наташ и пасынок Дима) эмигрировали в Эквадор год назад из… Владивостока. Там у них был свой рыбный бизнес. Дела не заладились. Не долго думая, Кузнецовы собрали пожитки и рванули в Эквадор. Действительно, куда еще переезжать из Владивостока?! Хотя поступок оригинальный!

 В Санто-Доминго они снимали дом площадью примерно 100-150 квадратов (это пять комнат плюс гостиная, если не ошибаюсь). Цена вопроса – 120 долларов в месяц. В Эквадоре они вновь занялись рыбным делом.

 Мне с восторгом наперебой рассказывали, как замечательно им живется в Эквадоре, какие изумительные тут люди, как здорово идет бизнес, какие низкие цены и огромные перспективы. Не верить им у меня не было никаких оснований. Однако, дальнейшее плотное знакомство со страной и конкретно этим семейством показало, что далеко не все в этих рассказах было правдой. Но обо всем по порядку…

 ***

 Девушка Ольга оказалась подругой семьи. Именно она корпела над планом моего путешествия и пыталась накануне встретить меня в аэропорту. В Эквадоре она обитала уже более семи лет, и чувствовала себя почти вице-премьером страны. Ольге немного за 30, и у нее несколько образований. В родном Ростове-на-Дону девушка работала следователем в прокуратуре.

 «Особенно мне нравилось выезжать на «мокруху»!» - ну она сама так сказала! Параллельно с расследованиями «мокрухи» Ольга играла в ростовском драматическом театре.

 «Иногда на убийства я выезжала прямо в гриме, представляешь!» - это опять цитата.

 Однажды, несясь со спектакля в костюме Снегурочки на очередную «расчлененочку» (так это представляю я), Ольга встретила его – Серхио – коренного эквадорца, которого по банковским делам занесло в Ростов. «К черту любимую расчлененку! К черту гениальные роли! Эквадор ждет меня!», - сказала она себе, и резким движением головы закинула косу за спину.

 Ольга – девушка удивительно занудная, болтливая и жутко дотошная. Но именно эти качества, как я понимаю, помогли ей в Эквадоре. Она самостоятельно в течение двух лет смогла в совершенстве овладеть испанским. И главное! Ольга смогла устроиться адвокатом - для эмигрантов это закрытая профессия.

 Только в Эквадоре Ольга поняла, что судебно-исполнительная система в России не самая худшая.

 «Ты прикинь, это пипец! Здесь адвоката без охраны запускают к преступникам, и он сам ищет там своего подзащитного, сам организует общение с ним в общих камерах, сам отвечает за свою безопасность!, - возмущенно рассказывала она. – Ну так вот… После того, как нескольких адвокатов зэки изнасиловали и порезали, я бросила эту работу».

 Ольга открыла школу восточных танцев. Организовала фестиваль. Стала местной звездой. И параллельно занялась частной организацией туризма.

 Заказывая Ольге план путешествия, я перечислил в письме все экзотичные и не очень экзотичные места Эквадора, упоминание которых смог отыскать в Интернете. И уж никак я не думал, что девушка подойдет к составлению моего плана с такой щепетильностью.

 - У меня таких клиентов сроду не было! Я трое суток просидела, пытаясь объединить все твои пожелания в один маршрут! Я подняла на уши весь русский Эквадор! Откуда ты вообще узнал столько об Эквадоре?! Даже я не о всех перечисленных тобою местах слыхала! - взволнованно тараторила Ольга, время от времени затягиваясь сигаретой.

 Последующие два часа я выслушивал свой «приговор» на ближайшие три с половиной недели: «…ну и 18 сентября в пять утра ты, наконец, выходишь из этого леса, садишься на лошадь, скачешь до вулкана, там взбираешься на его заснеженную вершину, заглядываешь в бурлящее жерло, фоткаешься, ну а ближе к ночи, если, конечно, сможешь спуститься, сплавляешься по реке к заброшенной деревне, где и заночуешь в палатке…» Нервно сглатывая слюну, я мысленно возмущался: «Мать твою! Я что, похож на Федора Конюхова?!»

 Мне очень хотелось спать, но новоявленные друзья хотели прогуляться. Купили пива. Я предложил, наконец, рассчитаться – то есть дать им денег за всех их труды - и попрощаться. Рассчитываться прямо на улице было как-то не ловко. А потому мы зашли в гости к Ольге.

 Я познакомился с Серхио – мужем Ольги. Такой грузный неповоротливый тип, как бы свободно говорящий по-русски, правда, русский в его исполнении понять было сложновато.

 «Ты в автобусах еду не покупай! Угощения не принимай! С незнакомыми не разговаривай (ну естественно, я всю поездку молчать буду)! Вечером не гуляй!» - напутствовали мне во втором часу ночи. Я кивал, как собачка-болванчик на панели приборов КАМАЗа-дальнобойщика.

 - Кстати, ты деньги как везешь? На карточке?

 - Нет, наличкой. А что?

 - Ужас! Ты с ума сошел! – началась почти паника.

 На самом деле, у меня была и карточка - «Маэстро» - но я не был уверен, что ей получится воспользоваться. Несмотря на мои громкие возражения, началось большое заседание на тему - «Как оперативно организовать карточку для русского туриста». Спустя минут сорок мозгового штурма, они там что-то придумали. В подробности я вникать не стал - мне уже было все равно. Я валился с ног от усталости. Спать оставалось меньше пяти часов. Поэтому когда Сергей стал всучивать мне свой мобильник и зарядку, я не нашел сил сопротивляться (российские аппараты в Эквадоре не работают). Облобызав своих благодетелей, поблагодарив их, я пообещал звонить и писать по возвращению в Россию.

 

 Глава третья:

«Атака зеленых человечков

 и спасение от сексуально-озабоченной Годзиллы»

 e-02

 Полшестого утра. Стоял настолько густой туман, что казалось, ты находишься в облаках. Мы шли с Димкой через это опустившееся небо на автовокзал и грызли яблоки.

 Димон мне очень напоминал ленивца Сида из "Ледникового периода". Тощий, длинный - он очень забавно и суетливо хлопотал лицом. Делал много резких, нервных движений. Носился по местности, как ужаленная лошадь. И, как нарочно в дополнении к образу, не затыкаясь, выдавал массу невероятных глупостей и грубейших ошибок русской речи, на которые я просто не знал, как реагировать. Должно быть, на его фоне, я напоминал мамонта Манфреда из того же мультфильма.

 ***

 Вновь представший моему взору двухэтажный аэропорт Гуаякиля, где нам предстояло отыскать чертов третий этаж, вызывал у меня благоговейный трепет. Трепет подобный тому, что испытывает естествоиспытатель на пороге сенсационного открытия.

 Димка схватил работницу аэропорта за грудки и начал трясти: «Говори, сука! Где чемодан?! Говори, говорю! Кому говорят, говори!» Шутка!

 За грудки всех подряд готов был трясти я. Димон был вежлив, но понять, где находится третий этаж, также не мог. Рядом с нами нарисовалась еще одна эквадоро-аэро-чувиха. Она немного владела английским. Димка тоже. Опять же на «суржике», но теперь из испанского, английского и матерного русского, кое-что удалось выяснить.

 Итак: пройдя лабиринтами Минотавра, поругавшись с охраной, получив секретный спецпропуск, нужно попасть к секретному лифту и подняться в отсек второго этажа, поделенного еще на два этажа!. Ух-х-х… Прямо игра-бродилка!

 Спустя пару часов ожидания – мгновенно в Латинской Америке не делается ничего – чемодан (изрядно покореженный), наконец, был получен. Сие событие решили отметить обедом.

 ***

 Ресторан тихоокеанских рыб и гадов, куда мы завалились прямо с чемоданом, по местным меркам, видимо, считался весьма «фешешнобельным». За столиками сидели морды в дорогих деловых костюмах и обуви из нечеловечески дорогой кожи (хотя, может быть, кожа как раз была человеческой). Толстомордые индейские хари в белоснежных рубашках жрали из своих тазиков, сверкая «новоэквадорскими» золотыми побрякушками. Одна из этих морд, не отвлекаясь от жратвы, показательно оттопырила ногу – ботинок на ней в это время драил негр, буквально распластавшись на полу ресторана. Я проглотил язык от такого зрелища… Благо, это был морской язык. Глядя на все это, как-то сразу вспомнились 17-18 века, нахлынула ностальгия по глубоко-царской России, и срочно захотелось прикупить душ 200-300. Ну так… в качестве сувениров.

 - Эй ты, уебище черножопое! Метнулся сюда, придурок! – так Дима по-русски подозвал официанта.

 Рассказывая что-то об эквадорцах или обращаясь к ним в ресторане или магазине, Дима называл их исключительно «тупоголовые обезьяны», «дебилы черные», «идиоты пизданутые» и т. д. и т. п.. При этом, переходя на испанский, он был подчеркнуто вежлив. Меня это малость коробило, но я промолчал. Через пару часов мы распрощаемся, и больше друг друга никогда не увидим.

 ***

 Автовокзал Гуаякиля одновременно являлся еще и огромным торговым центром. Я предложил для начала достать карту Эквадора. Учитывая особенности разработанного для меня маршрута, компас, навигатор и прямая спутниковая связь с МЧС также не помешала бы.

 В процессе поиска карты, мы купили солнцезащитные очки, перепробовали кучу всяческих фруктовых коктейлей и приценились к походному рюкзаку. Карты нигде не было. Мы обратились к полиции. Нам дали ориентировку. Ориентировка не помогла. Мы снова к полицейским. Они стали активно совещаться по рациям.

 - Ты точно объяснил, что нам нужна туристическая, а не военная карта? У меня ощущение, что мы ищем какой-то стратегический объект…, - поделился я своими сомнениями с Димой.

 Наконец, объект обнаружен: чтобы получить карту, мне потребовалось предъявить паспорт, с которого переписали все данные, и подписать стопку бумаг. Для надежности меня еще и сфотографировали. Отпечатки пальцев и образцы кожи почему-то не взяли. Я почти оскорбился…

 Через пять минут мы с Димкой должны попрощаться и разъехаться в разные стороны: он домой - в Санто-Доминго, а я - в Порто-Лопез – первый город, «предсказанный мне Ольгой».

 Горячо поблагодарив Димона за помощь, я сфотографировал его на память.

 Мы пожали руки, обнялись и отправились по своим автобусам.

 Мой автобус вот-вот должен был отъехать. Мелькнула мысль, что надо бы позвонить Димке, узнать – отъехал ли он. Я достал с багажной полки рюкзак, выудил из него мобильник. В этот момент Димыч позвонил сам.

 - Да-да, Серега! Я уже еду! А ты че и как там?

 - Да через минуту тоже поедем!

 Тут меня окатило холодом, и сердце бешено забилось

 - Блядь! Димка, где мой фотоаппарат?! Он пропал!

 - Ты гонишь? Он же пять минут назад был!, - истерично орал Димыч.

 - Ну нет его! Я же не клал его в чемодан?! Вспомни!

 - Да ты при мне засунул фотик в рюкзак! Серега, не гони, посмотри, как следует! Может, в карман завалился!

 - Какой карман, блядь?! Фотоаппарат огромный! Я ничего не понимаю! Что делать?!, - орал я.

 Снова и снова перерывая рюкзак, я прокручивал события последних десяти минут, и действительно ничего не мог понять. Ну мистика какая-то!

 «Может, это Димка? Может, он вынул фотик?!» - грешным делом подумал я.

 Вдруг, яркой вспышкой в памяти озарилась ситуация, которой я и значения-то не придал.

 Вхожу в автобус:

 - Добрый день! Можно ваш билетик, пожалуйста? – улыбчивый молодой человек в зеленой футболке проверил билет, и предложил присесть на правую сторону.

 «Симпатичный», - глядя на «зеленого», подумал я.

 - А можно я на левую сторону сяду? Шибко хочу на океан глазеть по пути.

 - Пожалуйста, синьор.

 Я уселся.

 Спустя секунду, чувак зачем-то попросил пересесть меня на пару сидений назад.

 Ну, надо так надо… Мне все равно.

 - Позвольте, я положу ваш рюкзак в багажный отсек, тот, что над вами.

 - О, нет, спасибо! Он мне и тут не мешает.

 - Синьор, рюкзак нужно положить наверх. Таковы правила безопасности, - весьма твердо и уверенно произнес «зеленый».

 «Хрен с тобой!», - решил я.

 Уложив мой рюкзак наверх, эта черножопая обезьяна потопталась и неспешно удалилась.

 Все ясно! Меня усаживали таким образом, чтобы мой обзор ограничивал телевизор, пока вытаскивают фотик.

 Началось настоящее сумасшествие!

 Все происходило очень быстро.

 Выпучив глаза, я лихорадочно объяснял водителю, что меня обокрали. Орал, чтобы он срочно вызывал полицию. Каждую минуту звонил Димка, орал, что пытается остановить свой автобус, но его ни в какую не выпускают. Я орал ему, что помочь мне он все равно не сможет, поэтому пусть перестанет терроризировать водилу.

 Набежало штук десять полицейских. Самый главный из них был настолько черный, что казался почти синим.

 - Что случилось? – басом спросил он.

 Далее был спектакль! На испанском, английском и языке пантомимы я объяснял, как и кто меня гопнул. Самое удивительное – меня понимали! Объяснения прерывали звонки Димы.

 - Серега, я сумел остановить автобус, ебать-его-в-спину! Я бегу! Но мне бежать километров пять! Жди! Скоро буду!

 Я взволнованно продолжал описывать грабителя полицейским.

 - Ему лет 25! Среднего роста! Плотный! Улыбчивый! И он в зеленой футболке!

 - Черный или белый?

 - Мулат! - отвечаю, задумавшись на секунду.

 - Какого конкретно цвета был мулат? – с важным видом уточнил главный, указывая на выстроившихся в ряд своих подчиненных, которые являли собой все оттенки черного.

 Я оценил комизм ситуации, благо, чувство юмора у меня лежало отдельно от фотоаппарата.

 Полицейские зашевелились: они непрерывно о чем-то переговаривались по рациям (возможно, обсуждали выходные или новый фильм), и разбегались в разных направлениях.

 - Серега, я заблудился! Где ты находишься?! – кричал в трубку Димка.

 - Да откуда я, блядь, знаю?! Там же где и был! Вроде, это пятый этаж! – орал я в ответ, параллельно описывая полиции модель украденного фотоаппарата.

 - Черт, я не знаю куда бежать! Ебать-в-спину! ¡Senoras! ¡Senoras! ¡En cuanto a paso al quinto piso, придурок?! – Дима явно был в панике.

 Водитель автобуса извиняющимся тоном стал объяснять, что он должен ехать, что у него график, что он мне сочувствует и все в таком духе.

 - Пожалуйста, можно я поеду?! – промямлил он, сдвинув брови домиком и протягивая мне пять долларов – стоимость билета.

 - ¿La declaración le escribe será? – в сотый раз спросил главный.

 - Зайка моя чернокожая, ну не понимаю я тебя! Ну, пожалуйста, еще буквально пять минут, и мой амиго точно должен нарисоваться! Тогда и решим все! – в сотый раз повторил я ему со страдальческой мордой.

 - Серега! Я здесь! Меня через турникет не пропускают! – амиго все же нашел нужную платформу.

 Димка был мокрым от пота, и тяжело дышал. Полисмен распорядился, чтобы «марафонца» пропустили. «Марафонец», в отличие от меня, продолжал паниковать. Его колотило.

 - Блядь! Да как ты мог так лохануться?! Ебать-в-спину! Ну я же тебя всего на пять минут оставил! Ебать-в-спину! Ой, ебать… Все! Я от тебя больше ни на шаг не отойду! – Димка орал на меня, как сумасшедший. У него было ужасно перепуганное лицо, цвета советского флага. Он никак не мог отдышаться. Казалось, человек только что чудом ушел от преследования Годзиллы, желавшего иметь с ним сексуальный контакт.

 - Успокойся! Заткнись! Сейчас не время паниковать! – я орал не меньше.

 Вдоволь наоравшись друг на друга, мы еще раз объяснили полиции всю ситуацию, и пошли писать заявление.

 - Вы сможете узнать грабителя? – степенно спросил черный-пречерный полицейский, ставший мне уже почти родным.

 - Я узнаю его из тысячи! Куда идти?!

 Нас повели длинными обшарпанными коридорами в какой-то сильно не гламурный сырой подвал. Тускло горела лампочка. Пахло плесенью. Мы с Димкой переглянулись. Было жутковато. Даже страшно, честно говоря. Присутствие черных вооруженных копов спокойствия почему-то не придавало.

 В углу подвала на античном столе, в смысле морально-устаревшем и дико грязном, стоял такой же антично-засранно-примитивный компьютер.

 - Ну-с, господа! Мы рады представить вам весь цвет нашей преступности! – примерно такими конферансом сопровождалось первое фото из богатейшего полицейского архива на мониторе компьютера.

 Вот уже минут пятнадцать я разглядывал «шедевры» полицейского фотоискусства: «Господи, ну кто так фотографирует?! Что за ракурсы?! Что за дурацкий свет?! Да я бы в сто раз лучше снял своим украденным фотоаппаратом!», - возмущался я.

 Скажу по секрету: альбомы с фотографиями рецидивистов Гуаякиля – это почти также нудно, однообразно и бездарно, как фотоальбомы моей любимой тети Тани, которыми она меня мучает строго раз в году. Но если от просмотра альбомов тети отказаться нереально, то здесь у меня были все шансы.

 «Хватит! Довольно!» - собравшись духом, хотел, было истошно закричать я! Но тут началось нечто интересное.

 В подвал одним за другим стали заводить людей в зеленых футболках. Спецоперация под кодовым названием «Кузнечик: зелененький он был»! - в разгаре! Проблема оказалась лишь в том, что все задержанные были в возрасте 40-45 лет и привлекательной внешностью явно не отличались.

 - Идиотос! Кретинос! Я же сказал, что ему около 25 лет и он симпатичный!

 Окинув сочувственным взглядом бедолаг, имевших неосторожность одеть сегодня зеленые футболки, мы ретировались из этого «уютного» местечка (за съемки здесь, наверняка, отчаянно бьются продюсеры фильма-сериала «Пила»). «Зеленых человечков» почему-то не отпустили…

 ***

 Мы с Димкой сидели у входа в автовокзал. Я курил. Димка по обыкновению скороговоркой матерился, суетился и размахивал руками. Своей хлопотливой мимикой прыщавого лица Дима, все-таки, нереально напоминал персонажа из мультика. Я не выдержал, и, глядя на него, прыснул от смеха.

 - Ну че ты ржешь?! Че ты ржешь?! Это же ужас какой-то! Как ты мог проебать фотик?! Кошмар-блин-ебать-копать-тебя-в-спину! Я поверить не могу! – Димка был настолько экспрессивен, естественен и быдловато-народен, что затмил бы всех участников проекта «Дом-2». Теперь я знаю, что Бузова-Солнцева-Третьяков и иже с ними – не инопланетяне со спутника планеты Выхино (в чем я до сих пор был уверен) а реальная порода Человеков.

 - Да, все нормально! Давай решим, что дальше делаем. Куда поедем, – спокойным мамонтом ответил я.

 Идея взять Димку на пару-тройку дней с собой – казалась мне неплохой. Ему все равно делать нечего, а мне веселее, да и сориентироваться на местности поможет. Ну, а оплата его «переезда-проживания-питания» - это, по московским мерка - копейки.

 - Слушай, а поехали в Солинас?! – с заговорщической интонацией предложил Димка.

 - А че там? Есть че посмотреть?

 - Да хрен знает! Я там не был!... Это типа город… Ну такой весь из себя прикольненкий город на берегу океана. И там небоскребы-небоскребы-небоскребы, ебать-их-в-спину! Представляешь?! Я их в Интернете видел, честно! Да, блин, к тому же, Солинас все равно по дороге в Порто-Лопез! Поедем?!

 - Поехали! - я затушил окурок, сплюнул и, не удержавшись, громко послал в известном направлении вившегося вокруг нас наглого таксиста.

 

 Глава четвертая:

«Дима и занудное Лохнесское чудовище!»

 more

 Удивительная штука жизнь, уж извините за трюизмы… Нет, ну ведь, правда… Еще пару часов назад мы с Димкой сидели в разных автобусах, идущих в противоположных направлениях. И вот, здрасьте! Мы сидим на заднем сиденье Икаруса, мчась в какой-то неизвестный нам обоим «Город Небоскребов».

 - Серега, это невероятно! Ужас! Кошмар! Как же тебя могли обокрасть?! Ебать-в-спину! Как тебя можно одного оставлять?! – Дмитрий не унимался.

 - Слушай, а как ты себе представляешь половой акт со спиной? Мне, правда, интересно? – вкрадчиво, пристально глядя в глаза, поинтересовался я.

 От неожиданности Дима изменился в лице. Вопрос поставил его в тупик. Он заметно занервничал.

 - Скажи честно, это твоя сексуальная фантазия?! – я вошел в журналистский раж.

 - Да че ты.. При чем я… Дак ты че, блин… - давненько я не видел столь растерянного человека.

 - Дим, а может быть, ты имеешь ввиду анальные сношения? Тогда все понятно! – это уточнение окончательно вогнало 18-летнего парня в краску.

 Но я продолжил.

 - Дим, ты пойми, в анальном сексе нет ничего плохого! Хочешь попробовать старпон с девушкой – дерзай! Не бойся! Хочешь секс с мужчиной?! Вперед! Будь свободен! Долой комплексы! Трахайся! Кстати, а ты не бисексуал случайно?

 Остапа, то бишь меня, понесло.

 Если бы в этот момент перед Димой возникло Лохнесское чудовище, его лицо, выглядело бы куда скучнее и обыденнее. Казалось, вот-вот, и Димка от смущения и морального шока сделает то, что предписывала красовавшаяся над ним надпись – «выдерни шнур и выдави окно». Понимая все пикантность ситуации, я зачем-то также вкрадчиво уточнил:

 - Слушай, а ты хоть в презервативе трахаешь в спину, ну в смысле в задницу?

 Наверное, это жестоко… Но после этого моего сольного номера Дима, на какое-то время подзабыл свою фразу-паразит, которая начала меня немного доставать.

 ***

 Автобус гнал на всех парах. Казалось, он вместе с Димой удирал от Лохнесского чудовища.

 Мы проехали городок под названием Нью-Йорк.

 «Странно…, - удивился я про себя. - Город-то больше похож на какой-нибудь Нижний Старобанановск» .

 После того как мы пересекли деревни с названиями «Лос-Анджелес и Вашингтон»… После того как мы лицезрели уменьшенные копии статуи Свободы и Большого каньона - я немного занервничал и стал судорожно вспоминать, что пил накануне.

 ***

 Безо всякого допинга настроение как-то само собой поднялось до уровня «как после третей». Мы истерично хохотали без особых причин, обсуждали черного-пречерного полицейского, вспоминали «зеленых человечков» и снова хохотали. Было весело. Но это не могло продолжаться все пять часов нашей поездки. Диму вдруг неимоверно заинтересовало положение дел в современной российской массовой культуре (ебать-его-в-спину-блин).

 - А ты вот там, ну там, тогда еще говорил, что пишешь про культуру. А что это значит? Статьи пишешь?

 - Все статьи, Димон, давно написаны и изданы в сборнике под названием «Уголовный кодекс». А я делаю интервью, очерки, репортажи и редко рецензии пописываю – я и сам от себя не ожидал такого снобизма. Впрочем, каков вопрос – таков ответ.

 - А с кем ты делал интервью? С кем-нибудь известным было?!

 - Было, Дима… Всякое бывало…– в подобных диалогах я обычно участвую только, будучи в родной деревне, так как там отказ говорить на эту тему воспринимается, как личное оскорбление.

 - А с кем?! С кем?! Ну расскажи!

 Я задумался. У меня сразу закралось подозрение, что просто из вежливости назвать Диме фамилии людей действительно что-то значащих в культуре, типа Галины Волчек или Валерия Гергиева, не имеет смысла.

 - Слушай, а кто, по-твоему, входит в список известных людей? – в лучших еврейских традициях ответил я.

 - Ну там типа чуваки из «Бригады». Из «Бумера», чуваки из «Бумера-2»

 - Я тебя понял! А также чуваки из фильмов «Брат» и «Брат-2»!

 - Да, да, да! Но я особенно от «Бригады» тащусь! Ваще, не реально крутое кино! Я уже шесть раз его смотрел! Ты видел его?! Правда, круто?! – Димка захлебывался от восторга.

 - Ну ладно тебе! Нормальный сериал. Но орать, что это шедевр я бы не стал. Есть фильмы и получше.

 - Да он реально крутой! Ты не понимаешь! А помнишь, там еще была классная сцена, когда его убили, и музыка-музыка… Ну ты понял…

 - Кого убили-то?

 - Ну как кого? Того, который Белый!

 - А! Ты про героя Безрукова!?

 - Кто это?! При чем тут Безруков-то?!

 - Дима, ты издеваешься!? Безруков сыграл Сашу Белого!

 - А-а-а! Так это он сыграл! А ты его знаешь?! Ты делал с ним интервью?! Он прикольный?!

 - Да, Дима! Чувак он нереально прикольный, особенно когда про березы-березоньки и Русь-матушку вещает!

 - Слушай, а этого, ну который Космоса играет… Ну высокий такой… Да ты понял! Его как зовут? Ты его знаешь?!

 Весь этот маразм продолжался минут тридцать. За это время мне удалось выяснить, что ни одной фамилии деятеля русской киноиндустрии Димон не знает (про театр и литературу я уж и заикаться не стал). У меня закралось подозрение, что Дима родился и вырос не во Владивостоке, и даже не в Эквадоре, а в глухой-глухой тайге, и воспитала его съемочная группа фильма «Бригада» (причем члены съемочной группы, и в первую очередь артисты, повели себя ужасно подло – они не назвали ему своих реальных имен. Возможно, им это запретили продюсеры-медведи).

 - Ну а русских попсовиков-то и рокеров всяких ты должен знать! – почти с отчаянием на весь автобус возмутился я.

 - А кто там есть?

 - Да хотя бы Земфира!

 - Че-то знакомое… А че она поет-то там, напомни?

 - Ужас! Остановите Землю, я сойду!

 - Это так песня называется? Не помню такой…, - на полном серьезе разочарованно ответил Дима.

 Сейчас все это кажется смешным, а тогда было ощущение, что меня перенесли в другую реальность, в которой я действительно был Лохнесским Чудовищем.

 ***

 За окном давно стемнело. По предварительным расчетам мы должны были быть на месте еще два часа назад. Но наш автобус, с местным Шумахером за рулем, по-прежнему гнал, игнорируя все правила дорожного движения. В салоне остались только я и Дима. Мы нервничали, и впечатывались обеспокоенными мордами лиц в окна, пытаясь разглядеть на какой пустырь нас везут.

 Наконец, автобус затормозил.

 «Эй, вы там, беложопые! Вытряхивайтесь! Приехали!» – водитель сообщил, что мы на месте.

 Мы вышли. Было темно. Очень темно. Опять густой туман. Тишина гробовая. Вокруг ни души. Боязливо прижимаясь к чемодану, я нервно оглядывался и курил.

 - Дима, уточни, пожалуйста, у водилы…, - я почти заикался. - Мы точно приехали туда, куда собирались?

 Только побывав здесь, Стивен Кинг мог почерпнуть вдохновение для своих работ.

 Димка и сам был изрядно обескуражен антуражем его «города-мечты».

 После небольшой совещаловки в кабине водителя, Дима истерично-радостно заорал:

 - Блин, Серега, быстро чеши обратно в автобус! Нам еще полчаса пилить! Этот козел, похоже, хотел нас побыстрее слить! – в этот момент автобус тронулся.

 - Эй-эй! Вы куда поехали, скотины?! Да бегу я уже, блин, бегу! – заорал я, спешно бросив окурок и схватив в охапку чемодан. Водитель явно обладал тонким чувством юмора. Петросян хренов…

 ***

 - «Свалитевынаконец»! – оказывается, примерно так на водительском сленге в Эквадоре именуется город Солинас.

 Пустынные темные улицы заполнило гулкое, даже немного зловещее эхо рокота колес моего чемодана.

 - Почему здесь нет людей? – немного взволнованно спросил я Диму.

 - Да я что тебе, Пушкин? - пожал плечами Дима.

 Ух, слава богу, он знает хотя бы Пушкина! Впрочем, чтобы не разочаровываться, я не стал уточнять, кого он конкретно имел ввиду.

 Мы остановились. Вокруг никого.

 - Ты слышишь это? – нарочито чуть слышно и испуганно спросил я.

 - Что?! – шепотом уточнил Димка и истерично закрутил головой, словно, ожидая, что именно сейчас из-за угла нарисуется оно – Чудовище из местечка Лох-Несс.

 - Кажется, там океан шумит. Значит, нам туда… – тихо произнесло Чудовище, которое все это время стояло перед ним, трогательно прижимаясь к чемодану.

 Шум океана становился громче и надрывнее. Навстречу стали попадаться аборигены и вывески ночлежек, то есть Остелов. Наше настроение снова подобралось к отметке «как после третьей».

 ***

 - Ой, ну ты дура! Ой, ну ты и идиотка! Совсем с ума сошла, тупая кобыла?! – Дима истошно, просто на грани нервного срыва вопил на администраторшу, имевшей неосторожность предложить нам номер с двуспальной кроватью.

 Честно говоря, я опешил от столь бурной реакции. Впрочем, в подобной ситуации привести человека в чувство для меня проще простого.

 - Димка, я в шоке! Ну, теперь все ясно! – выпучив глаза, затараторил я. - Так ты, оказывается латентный гей! Отрицание – это же первый признак! Да ты не парься! Я к геям нормально отношусь! Ты в Москве не был – там знаешь таких как ты сколько?!

 Все это я выдал скороговоркой, не позволяя ему вставить ни слова.

 Мой короткий спич окатил Диму холодным, а точнее, ледяным душем. Он онемел. Я даже испугался, что онемел навсегда.

 ***

 Я сидел на краю бассейна, и смотрел, как в зеркале водной глади отражаются южная луна и тропические звезды. Рядом призывно шумел океан… Я чувствовал, что все мое существо, весь космос и все живое вокруг хотело закричать в этот момент: «Дима, ты долго еще будешь сидеть в сортире?! Я заколебался ждать тебя и пялиться на бассейн!»

 Мы вышли на набережную.

 Не буду врать – это была не самая красивая набережная, из тех, что я видел. Своим антуражем она будила воспоминания о городе Сочи. Впрочем, уровнем сервиса, а точнее его отсутствием, весь Эквадор, а еще точнее - вся Латинская Америка (по словам бывалых туристов) напоминает именно главный курорт России.

 - Дима, а где тут можно лицезреть небоскребы, так ярко и красочно анонсированные тобой? – чуть язвительно-иронично уточнил я.

 - Да хрен знает… Вон они, наверно, - Димка разочарованно махнул рукой в сторону «небоскребышей», аналогичные которым можно увидеть в любом спальном районе Москвы.

Практически весь Эквадор – это колониальная архитектура в стиле барокко. Архитектура красивая, самобытная, яркая, но, невысокая – два-три этажа максимум. Естественно, на фоне всей этой «исторической обыденности» безвкусные 20-этажные дома-свечки – для эквадорца диво дивное, чудо чудное. Модерн, блин!

 Мы неспешно прогуливались вдоль океана, и присматривали ресторанчик, в котором могли бы тупо забухать, отметив таким образом похищение моего фотика.

 - Слушай, Димыч, а на фига нам сидеть в ресторане, если мы можем пить прямо у океана? Или, можно продолжать шляться и пить на набережной? Как тебе?

 - И что ты предлагаешь?!

 - Пошли, есть идея!

 Мы подошли к пляжному магазину, который больше напоминал симбиоз торговой палатки и барной стойки. Я попросил бутылку самого дорогого алкоголя. Им оказался белый кубинский ром за 11 долларов (к слову, на Кубе эта радость стоит всего три бакса).

 - Отлично! Будем пить коктейль «Куба-либре»! – радостно объявил я Диме, и попросил у продавца для комплекта две литровые бутылки Кока-Колы.

 - И два стаканчика, пожалуйста! – вдогонку добавил Дима.

 - Нет, нет! Стаканчики нам не нужны! – и Димка, и продавец сильно удивились.

 - И как будем пить?

 - Успокойся, сейчас научу.

 Пройдя метров двести, мы увидели лавочку, которая, казалось, была изготовлена специально для приготовления на ней коктейлей.

 Я вылил на песок пол-литра из первой бутылки колы. Вылил пол-литра из второй.

 - Ты че делаешь-то?! Зачем?! – удивительно, но до Димки все еще не дошел смысл моих действий.

 Лишь после того, как я разлил ром по бутылкам с шипучкой, он восторженно заверещал.

 - Да ты просто гений! Офигеть! Я бы сроду до такого не додумался! Кто тебя научил такому?! – Дима реагировал так, как будь-то только что я продемонстрировал ему фокус с левитацией.

 - Это еще не все. Теперь надо уровнять градус в бутылках.

 - А как?! Как?! Это же невозможно! Это же надо прибор специальный!

 - Дима, достаточно просто какое-то время переливать жидкости из одной емкости в другую.

 - Ну ты химик, ебать-в-спину!

 В кои-то веки в подобной ситуации меня назвали великим химиком, а не алкоголиком…

 ***

 Прошел час… А может, минут сорок или тридцать. Да это и не важно…

 ***

 - Лучше России страны нет! Я за Россию кому угодно глотку порву! Это самая лучшая страна в мире! И там самые красивые девушки! Не то, что эти местные обезьяны… – Димка отчаянно колотил себя в грудь и в спину, на которой огромными буквами красовалась надпись «RUSSIA» и изображение двуглавого орла.

 - Так какого фига ты в Эквадоре торчишь, патриот хренов?! Давай, вали в свою любимую страну! Давай, возвращайся в свой засранный бесперспективный Владивосток! Ты просто не понимаешь о чем говоришь! Ты не понимаешь насколько авторитарно, коррупционно, несправедливо и убого то, что ты называешь Россия! Страна давно в жопе и не скоро оттуда выберется!

 - Да сам ты пошел в жопу! Как ты можешь так говорить о Родине?! Ты не патриот, бля!

 - Я, между прочим, больший патриот, нах, чем ты! Я живу в России, и знаю, о чем говорю!

 Мы все так же гуляли по набережной и слегка дискутировали о положении дел на родине.

 ***

 - Дима, я в десятый раз тебе говорю: не пей так быстро! Ты же завтра подыхать будешь! – действительно в десятый раз предупредил я Димона, видя, как стремительно пустеет его бутылка.

 - Да не потей ты! Там ваще алкоголь не чувствуется! Да я ваще в поряде, братуха! Это суперкоктейль! Блин, давай телок снимем! Давай подойдем вот к этим?! Или лучше к тем! А лучше давай ты к этим, а я к тем?! А?! Давай?! – Димка аж весь трясся и подпрыгивал на месте под действием «Куба-либре» и играющих гормонов.

 - Идиот, ты понимаешь, что литр двадцатиградусного алкоголя для твоей тощей тушки – это почти смертельно! – я отобрал у Димки бутылку. Но Димка не обиделся. Кажется, он даже этого не заметил. Он был в своем мире.

 - Слушай, ну давай проститутку снимем?! Или лучше две?! – унять Диму не представлялось возможным.

 - Да что мелочиться?... Давай оптом брать!

 - А ну-кась я сейчас прямо вон к той телке подвалю?! Давай на спор?! А?! Она же ни чего так себе?! Ну посмотри! Блин, Серега, посмотри!

 - Дима, у тебя слюна капает мне на кроссовки! Ты достал!

 Неизвестно сколько бы это продолжалось, но в этот момент я боковым зрением заметил, что к нам из темноты приближается толпа человек из семи. Толпа состояла преимущественно из негров, и в меньшей степени индейцев. Я сгруппировался и одернул Димку, перебив его на фразе – «…А вот в России – великой стране России…».

 Толпа явно двигалась к нам – сомнений уже не было. Я стал судорожно вспоминать, что есть при мне ценного, кроме богатого внутреннего мира и богатого (в смысле излишнего) веса. При мне оказалось лишь 30 долларов – даже неудобно как-то в случае чего будет.

 - Дима, мы сейчас медленно и печально ретируемся вон к тому фонарю, чтобы нас хорошо видели вон из того ресторана… - я неспешно повел Димона под локотки.

 Не зная город, дорог, языка и местных нравов, бежать, было, по меньшей мере, глупо и бессмысленно. Мы заняли позицию под уличным фонарем. Я спешно пытался убедить Димку, что сейчас не та ситуация, когда можно провоцировать и лезть на рожон.

 Нас ненавязчиво окружили.

 - Добрый вечер, синьоры! – поприветствовал нас один из типов не самой располагающей наружности.

 - И вам здрасьте! – хором, как школьники на линейке ответили мы, равняясь на право.

 - Откуда сеньоры приехали?

 - Да из России мы! Про русскую мафию слыхали? – Дима развернулся, и вновь стал бить себя кулаком в спину, демонстрируя надпись и орла-мутанта.

 - Меня, кстати, Сергей зовут! А его Дима! Мы действительно заехали по делам… Но не только по делам русской мафии! И мы не надолго! А вы, пацики, ваще, с какого района будете? - встрял в разговор я, держа деловую морду, но с большим трудом подбирая слова.

 - А что у вас за дела-то тут? – поинтересовался все тот же тип неприятной наружности.

 - Если скажем – убьют и нас, и вас! – нашелся Дима. Сказал, как отрезал! (все засмеялись)

 Каждый из толпы представился и протянул руку. Напряжение немного спало.

 Димка стал о чем-то оживленно болтать с местной братвой. Меня немного напрягало то, что я почти ничего не мог понять в их трепе.

 - Дима, о чем вы там трепитесь, морды уголовные?! – строго спросил я.

 Я понимал лишь отдельные слова, и они, увы, давали слишком общее представление о сути беседы.

 - Дима, я тебя спрашиваю!

 - Да ни о чем мы не говорим! Отвали! – отмахнулся Димка. В его руках снова мелькнула бутылка.

 - Не смей мне врать! Слышишь?! Не ври мне! Я же слышал фразы - «сколько стоит», «одна персона», «фонтан», «Россия», «креветка», «торт», «убийство», «море»! Я кое-что понимаю по-испански, между прочим!

 Реакция Димы на мои увещевания была сродни реакции оператора сотовой связи при звонке на вырубленный телефон: «Абонент временно не доступен или находится вне зоны действия сети».

 Специфический видок собеседников, ночное побережье незнакомого города, затерянного в жопе мира, алкоголь, моя богатая фантазия и бедный испанский вкупе дали свое понимание беседы: «А сколько там у вас в России платят за то, чтобы завалить чувака и скинуть его тело в море на корм креветкам?»

 Слова «торт» и «фонтан» в эту концепцию беседы никак не укладывались. Но я не исключал, что они относятся к разряду сленговых или неправильно мной понятых. Меня беспокоило, что сейчас пьяный Димка заиграется в «русскую мафию», и достанет из кармана прайс-лист (заверенный Конституционным судом РФ) с расценками на убийства, изнасилования, грабежи и торговлю наркотиками в России, причем с учетом сезонных скидок.

 - Дима, скотина, я сейчас убью тебя! Причем совершенно бесплатно! Убью и скормлю крабам прямо на пляже, ели ты не переведешь мне! – Мамонт неистовствовал.

 - Слышь, Серый, они, по ходу, предлагают нам завтра экскурсию к китам! Клево же?! Поедем?! А?! Поедем?!

 - Сколько денег-то хотят с человека? Ты узнай все поподробнее…

 Димка снова затараторил резкими рублеными фразами на испанском и английском.

 - А ты не знаешь, как будет слово «кит» на их лягушачьем или хоть на английском? – Димыч, как и я, был в небольшой растерянности. Кажется, переговоры зашли в тупик из-за непонимания нами ключевого слова – «киты».

 В ответ я лишь беспомощно помотал головой.

 Вообще-то, это слово я точно учил, но в нужный момент оно предательски завалилось в архивы моей памяти где-то между квантовой теорией возникновения черных дыр и доказательством кварковой систематики адронов.

 В растерянности Димка пребывал недолго. Не мудрствуя лукаво, самый крупный вид млекопитающих на планете он обозвал «big fishes», что в переводе с английского в его понимании должно было означать «большие рыбы».

 Дабы убедиться в том, что многоуважаемые собеседники его правильно понимают, каждый раз произнося словосочетание «big fishes», Дима резко закидывал руку через предплечье к спине и многократно изображал фонтаны китов. Весь этот перфоманс он для большего натурализма сопровождал шумным свистящим звуком типа - «пфииииииить».

 - Так они точно про китов нам говорят? Они точно понимают твой модернистский театр? – уточнил я.

 - Как понимать «модернистский»? – в свою очередь уточнил Дима.

 - Проехали!

 Димка «сделал» контрольный фонтан и, на всякий случай, изобразил кита, выпрыгивающего из океана, и бьющего хвостом о воду.

 Я с трудом удержался от криков: «Браво! Бис!»

 - Да точно, блин, про китов! Они хотят 40 баксов с человека! Ну чего, Серый?! Едем?! А?! Они катер обещали специальный - только для нас, между прочим! Что ответить-то им – этим козлам черножопым?!

 Далее начались оживленные продолжительные переговоры. Нам обещали предоставить фотографа и трех сопровождающих. Мы уточняли: во сколько нас готовы вывезти в океан и во сколько обещают вернуть на сушу. Гарантируют ли нам возврат денег, если китов мы так и не найдем. Дадут ли бинокли, перепишут ли на диск фотки, нальют ли водки - и кучу всяческих прочих нюансов.

 Было полное впечатление, что речь шла не о туристической экскурсии, а как минимум, об организации большой полугодовой научной экспедиции в духе Жака-Ива Кусто.

 Наконец, обсудив все детали, и выяснив, что недельный запас тушенки нам также обеспечат, стали торговаться.

 - Мы согласны! – резюмировал я. - Но больше, чем 30 долларов за человека вам, товарищи, не обломится!

 Даже будучи в поддатом состоянии, я был уверен, что далеко не все завтра будет так, как нам сейчас расписывали – (к тому же, я вообще не понял, что нам там расписали. Я верил на слово пьяному Димке).

 После недолгих препирательств, в ходе которых Дима продолжал нагло спекулировать антибрендом «русская мафия», мы ударили с новоявленными друзьями по рукам и обнялись на прощание – (кошелек после объятий остался на месте).

 Встретиться договорились в 11 утра.

Глава пятая:

«Выкидыш кита на берегу инопланетной антиутопии»

 

 plyazh

 Белый потолок… Голубой бассейн… Зеленое лицо Димки… Это первое, что я увидел, проснувшись. На часах 9:45.

 Дима тихо и жалобно стонал матерками. Он клялся, что больше никогда в жизни не будет пить спиртное. Он поносил Кубу - за их ром, и меня - за предложенный ему коктейль.

 - Я тебе что говорил вчера, идиот?! Не пей так быстро! Подыхать будешь с утра! Так ведь нет! «Какой вкусный коктейль! Какой вкусный коктейль! Да я ваще в поряде! В поряде я ваще!» – возмущенно язвил я, изображая Димку, отвлекаясь от чистки зубов.

 - Зачем ты подсунул мне эту гадость?!.. Ну зачем?!...

 - Не квохчи! Тебе надо сейчас выпить упаковку активированного угля! Вот уголь! Вот вода! Пей давай!

 - Ты с ума сошел, нельзя столько таблеток пить. Это вредно… Я не буду… - казалось, еще немного и польются похмельные слезы.

 - Дима, это не химические таблетки, дурак! Это натуральный сорбирующий препарат!

 - Сам идиот! Что значит собрирущий?

 - Забудь! Поверь мне на слово и пей!

 - Не буду я это пить! Сам пей!

 Еще вечером, когда мы заканчивали «дегустировать» коктейль за столиком у бассейна, мне с большим трудом удалось убедить Диму принять упаковку угля – уже тогда парня изрядно штормило. Он это сделал, и через минуту его вывернуло. И хотя Димыч ничего об этом ночном эпизоде не помнил (равно, как и о том, что раздевал и укладывал его тушку в постель я), кажется, на подсознательном уровне в мозгу парня закрепилась нехитрая истина: активированный уголь из рук московского туриста – это зло.Я попытался, как ребенку объяснить Диме, что черненькие таблеточки – это не вредно, а очень даже полезно. Что они впитают в себя всякую каку, включая ту, что влил в него накануне плохой дядя. Все было бесполезно. Дима, реагировал так, словно его тяжелое похмелье я предлагал снять не менее тяжелыми наркотиками.

 - Ну и фиг с тобой! Реанимируйся как хочешь, а я пока сгоняю деньги разменять.

***

 Мы сидели в ресторане на берегу океана и ждали заказ. Я щурился от яркого солнца, напевал мелодии Петра Налича, любовался океаном и просто вертел мордой по сторонам. Дима закрылся от человечества тяжелым забралом солнцезащитных очков и почти не шевелился, что для его натуры было абсолютно противоестественно.

 Наконец, его губы дрогнули.

 - Ты знаешь, Серый… У нас проблема… – мрачно вдруг выдал Димка, разрушив мое бестолковое и беспричинное блаженство.

 - Что?!

 - Да я не знаю, как это случилось…

 - Черт возьми! Ты меня не пугай! – я аж подпрыгнул. - Говори быстро, что еще?! Что случилось?!

 - Пока ты ходил деньги менять… Ну вот утром когда еще… Сегодня… Ну когда я еще лежал и умирал…

 - Да ты и сейчас не совсем живой! Не тяни уже, блин! – я нервничал.

 - В общем, ты, когда пошел деньги менять, помнишь?…

 - Дима, это было полчаса назад! Не беси меня, говори быстро!

 - Короче, у нас унитаз в номере засорился. Он сильно засорился – сказал Димка, трагически понизив голос.

 Я не переставал удивляться этому человеку. Он говорил о забившемся унитазе так, как будто обнаружил в ванной комнате десяток трупов и пистолет у себя под подушкой, набитой свежескошенной марихуаной. Я аж разозлился…

 - Ты кидал в него что-нибудь, что кидать не положено? – я попытался представить, что бы такого он мог туда бросить. На ум пришел только альбом группы «Ранетки» – он действительно не пролезает, я пробовал.

 - Да клянусь тебе! Честно не кидал!

 - Ну так и я не кидал…

 - Серега, че делать-то? Нас на бабки ведь поставят…

 - Ты с ума сошел! Это мы их на бабки сейчас поставим! Какого хрена нас заселили в номер с неисправной сантехникой! Короче, расслабься и не пугай меня такой фигней больше! О! А вот и нашу еду несут!

 Я с аппетитом уплетал морских гадов, запивая их холодным пивом. А Дима в это время долго и упоенно блевал за рестораном – извините за подробности.

 ***

 Местные «последователи дела Жака-Ива Кусто» нас изрядно заждались. Мы опоздали на час, что, впрочем, по латиноамериканским меркам можно считать верхом пунктуальности.

 Как это обычно и бывает, наутро супер-пупер-спецкатер превратился в обычную рыбацкую лодку, профессиональная команда - в двух потрепанных ветрами и волнами рыбаков-алкоголиков, а фотограф…

 Короче, фотографа не было… Мне просто с благоговейным трепетом вручили дешевую цифровую мыльницу.

 Дима задумчиво смотрел на беспокойный океан и переливался всеми оттенками зеленого. Особенно ему шел пастельно-зеленый…

 Вот уже минут сорок лодка на всех парах уносила нас от берега. Бешеный ветер и столпы брызг с трудом позволяли дышать. Лодку нещадно било о волны. Казалось, еще немного, и нас выбросит, на фиг, за борт. Я насквозь промок.

 Китов не было.

 Почти часовая болтанка Димку явно не оживила. Теперь он напоминал отощавшего раненого суриката (грызун из семейства сусликовых), которого гуманнее всего было бы пристрелить или хоть добить веслом что ли.

 Сурикат тяжело дышал, старался смотреть на линию горизонта и периодически с изрядной долей мужества подавлял рвотные позывы.

 - Димыч! Киты! Киты! Смотри! – заорал я.

 - Вау! Ебать-в-спину! – Димка от восторга на секунду привстал, но очередная высокая волна со всей дури усадила его на место. Меня, впрочем, тоже. Было больно…

 Метрах в десяти от лодки с огромной скоростью, словно наперегонки, неслись два гигантских «морских чудовища» – именно так с греческого переводится слово «киты». Вообще-то, если верить исследованиям ученых, горбатый кит способен развивать скорость максимум до 27 км в час. Особи, встретившиеся нам, похоже, этой информацией не владели, и бессовестно превышали скоростной лимит, как минимум, километров на 100. И все равно - эти твари завораживали.

 - Фоткай, фоткай быстрее! – кричал воскресший на мгновение Димка.

 - Да не понимаю я, как этой херней можно снимать, да еще и на такой скорости! – пытался я перекричать рев мотора, дополняемого шумом океана и ветра.

 Китов мы преследовали минут пять, после чего лодка притормозила и, к нашему удивлению, резко взяла курс на берег. Может, теперь киты будут догонять нас?..

 Будучи глубоко-глубоко в душе латентным естествоиспытателем, я огорчился. Наша псевдоэкспедиция принесла только синяки на заднице – и почти ни какого удовлетворения. Впрочем, Димке вновь поплохело, так что пора уже было облегчить его страдания и выпустить суриката на сушу.

 ***

Жара стояла невыносимая – резиновые шлепанцы плавились прямо на ногах, превращаясь в изящные литые чешки. Океан на контрасте с температурой воздуха казался ледяным. Мы сидели по шею в воде и в буквальном смысле тряслись от холода. Это было все равно, что из натопленной парилки броситься в сугроб. Димка, наконец, перестал быть зеленым. Он равномерно посинел. Впрочем, водные процедуры его немного оживили.

 - Ух! Круто! Я уже почти человек! – стуча зубами и натягивая футболку, Дима подпрыгивал на месте.

 - Огорчу я тебя, ты до сих пор смахиваешь на ранний выкидыш кита – такой же синий, жалкий и несуразный!

 - Да пошел ты! Сам выкидыш! – Димка далеко не всегда понимал мой тонкий английский юмор. – Скажи лучше, что дальше будем делать, умник хренов, блин?!

 - Ну, сперва обсохнем… А там, там уж видно будет! – я также окоченел до состояния свежемороженых пельменей, но уже через минуту вновь стал похож на плавленый сырок «Дружба», причем просроченный. - А погнали в Порто-Лопез?! Ну куда я так и не уехал вчера!

 ***

 Мы тряслись в салоне такси по дороге на автовокзал. Тряслись уже минут двадцать.

 Солинас оказался довольно большим городом.

 - Слушай, Дим, а может, тут по дороге есть какой-нибудь крупный супермаркет?

 - Тебе на фига?

 - Ну хоть «мыльницу» какую-нибудь прикупить, что ли…

 Вскоре такси с эффектным кинематографическим визгом тормозов застыло у главного входа торгового центра. Торговый центр оказался действительно крупным.

 Зловещий рокот колес моего чемодана эгоистично заглушал релаксирующую музыку, объявления по громкой связи и вообще все, что можно заглушить. Словно отряд злобных Орков, мы двигались в сторону отдела электроники. Информацию о нас охранники, похоже, передавали друг другу по рации. Не дожидаясь вопроса, нам показывали, как именно пройти к нужному сектору.

 Забегая вперед: за все время пребывания в Эквадоре, я ни разу не наблюдал ювелирных магазинов. Впрочем, их в полной мере заменяют магазины электротехники – их также тщательно охраняют, а в числе их клиентов исключительно немногочисленная зажиточная часть населения. Техника (даже по московским меркам) – удовольствие в Эквадоре не дешевое, а с учетом местных зарплат – в среднем 300 долларов в месяц – и вовсе малодоступное, из разряда роскоши.

 Отдел фототехники вызвал у меня некую оторопь. Все полки были уставлены раритетными, с точки зрения более-менее цивилизованного человека, пленочными мыльцами китайского производства. Такие были у нас в ходу в середине 90-х. Более того, в продаже также имелись некогда знаменитые «Полароиды»! Ну это вообще нечто из области экзотики! Их ведь уже много лет, как сняли с производства! Откуда они здесь?!

 Я замялся, прикидывая, насколько будет уместен мой вопрос о наличии цифровых фотокамер. Не засмеют ли…

 Вопрос задал Димка.

 Нам посоветовали пойти куда подальше, а конкретно - «в отдел холодильников и лодочных моторов». Спорить не стали – все же не в бухгалтерию послали…

 За стеклянной витриной под сигнализацией красовались, видимо, несметные сокровища - десяток простейших цифровых «мыльниц».

 Выбирать, мягко говоря, было особо не из чего. Извиняюсь за снобизм, но по мне какой-нибудь советский зеркальный ZENIT в сто раз лучше, чем все это цифровое убожество вместе взятое. Однако, как говорится: «Выпендриваться вы будете не в этой стране, не в этом городе и не в этом магазине. Бери, что дают или проваливай!».

 - Дайте, что ли самую дорогую…

 - Вот эту?! За 149 долларов?! Вы уверены?!

 - Ну, да… - вообще-то, мне было жалко тратить полторы сотни баксов не понятно на что. Но, изучив технические характеристики остальных экспонатов «фотокунсткамеры», я убедился – «сапоги относительно хорошие, надо брать».

 - О! Отличный выбор, сеньор! Поздравляю! – одобряя мой выбор, продавщица, похоже, недоумевала, почему я не испытываю оргазма от покупки.

 И тут началось самое интересное:

 - Позвольте ваш паспорт?! Заполните, пожалуйста, эту бумагу! Еще вот эту! И эту! А теперь распишитесь здесь! Ну, разумеется, еще здесь! А можно, отпечатки ваших пальцев?! Ну а теперь, надо еще одну бумагу заполнить, хотя, нет – еще пару… Извините, мы не можем прочитать ваше странное имя.

 - В смысле?! – удивился я.

 - В смысле, вас зовут Саругеий или Сераугий?!

 Я до сих пор не понимаю, как можно до такой степени исказить примитивное имя - SERGEY! Ну как?! На протяжении всей поездки как меня только не обзывали: «Siraguy, Sertgae, Syrkey» – это лишь «выдержки» из моих авиабилетов. Не менее примитивную фамилию почему-то не коверкали. Ну почему?! Даже обидно…

 - Да, да! Вы все правильно поняли! Меня зовут Саругеий, что по-русски означает - Человек-паук!

 - Правда?! Вы шутите?! – девушка, понизив голос, открыла рот от удивления.

 - Не шучу! Это чистая правда! - отрезал я, оставив продавщицу в глубоком культурном шоке.

 ***

 Автовокзал Солинаса был похож на стихийный сельский рынок. Несуразные лачуги с громкими надписями «Cаssа», навязчивые торговцы всевозможной снедью, основу которой составляли фрукты. И, конечно, водители! Водители, истошно ревущие, словно раненые маралы в брачный период, названия всевозможных городов.

 «Кито! Санто-Доминго! Гуаякиль! Порто-Лопез! Катакачи!» - водилы изо всех сил старались переорать друг друга, донося до человечества конечный пункт следования своего автобуса.

 Смысл этого шумного ритуала так и остался мной непонятым. Ну ведь есть таблички на автобусах! Есть расписание, в конце концов… Чего орать-то?! Ну чего орать-то, я спрашиваю?!!!

 «Неужели, если я твердо решил следовать в Порто-Лопез, нечеловеческие вопли водителя о том, что он следует, например, в Гуаякиль, заставят меня переменить решение?!» - я мысленно недоумевал, приглядываясь к обстановке, пока Димка стоял в очереди за билетами.

 - Дим, узнай заодно, сколько часов нам тащиться! – крикнул я, развернувшись на секунду в сторону касс.

 Этой секунды оказалось вполне достаточно, чтобы мой чемодан телепортировался.

 Водила, не прекращавший орать о своем железном намерении достичь Гуаякиля, с деловым видом укладывал мои пожитки в багажное отделение автобуса.

 В этот миг умолкли птицы, потухли вулканы и спряталось за тучи солнце.

 Я знакомил инициативного водителя с богатейшими запасами нецензурных лексических оборотов, которыми так славится великий и могучий русский язык. Для того, чтобы мой посыл дошел без искажений, пришлось чуть приподнять водилу за грудки и потрясти его, благо эквадорцы не выше среднего чемодана.

 Громогласные коллеги бедолаги решили, было, что я собираюсь расчленить мужика. Поднялся шум, меня окружили. Сквозь кольцо окружения прорывалась знакомая прыщавая мордаха фиолетового цвета.

 - Ебать-в-спину! Да что там случилось у тебя?! – Димку опять трясло, но он честно готов был порвать любого, кто смел меня побеспокоить.

 - Да все нормально, Димыч! Просто, это тупое животное пыталось отправить мой чемодан в Гуаякиль! Прикинь!

 Я вновь повернулся к инициативному работнику автосервиса и показал ему кулак.

 Инициативный работник и сам был не рад своей инициативе. Кажется, он даже забыл куда едет.

 ***

 Сидя в хвосте автобуса, мы неслись вдоль океана. Димка спал. Я, высунувшись в окно, курил, слушал в плеере Земфиру и любовался пейзажами – восхитительно-экзотичными и одновременно какими-то простыми, первобытными, что ли… Настроение было потрясающим, просто великолепным.

 Яркое солнце и морской ветер щекотали лицо - и слегка уши. Хаотичные блики океана заставляли жмуриться и быть чуть похожим на рядового китайца.

 Белоснежные абсолютно нелюдимые пляжи сменялись пляжами глухих эквадорских деревушек. Накаляющийся красным закат сделал все вокруг каким-то вычурно-киношным, ярким, объемным, как в дешевых наборах туристических открыток.

 Вот красные в свете заката деревенские пацаны босиком гоняют футбол… А вот рыбаки распутывают свои сети. Этот пляж облюбовали птицы – тоже красные. А этот опять деревенские жители. Вот они выпутывают улов и делят его.

 Картинки - нехитрые, но колоритные - сменяли друг друга столь стремительно, словно это был какой-то рекламный ролик.

 Димка проснулся, когда дорогу вдоль океана, сменил витиеватый горный серпантин.

 - Долго уже едем? – Димыч зевнул.

 - Да уже часа три.

 - Ничего, скоро будем на месте.

 - Хотелось бы. Этот серпантин меня малость доконал, - теперь пришла моя очередь переливаться всеми цветами радуги.

 Дорога до неприличия напоминала американские горки. Крутые, абсолютно непредсказуемые повороты следовали друг за другом едва ли не каждые 100 метров. Резкие спуски и подъемы то заботливо-сильно вжимали в кресло, то бесцеремонно выкидывали из него. Слева дорога обрывалась глубокой пропастью. Никаких бордюров, никаких ограждений, никаких правил дорожного движения. Но главное… Главное – это скорость автобуса. Так гоняют самоубийцы и психи. И эквадорцы…

 ***

 Порто-Лопез выскочил перед нами, как черт из табакерки. Горы-горы, джунгли-джунгли и тут хрясть – автовокзал или даже просто крытая, видавшая виды, сельская автобусная остановка.

 Было шумно, темно, грязно. Даже слишком шумно, темно и грязно. Неопрятные полунищие эквадорцы орали, торговали, ругались, жрали и спали прямо на земле. Кое-где горели мусорные баки и пылали факелы. От всего этого голова шла кругом.

 Вцепившись в ручку чемодана, словно в спасательный круг, мы с Димкой ошарашено озирались по сторонам. Я впервые наблюдал картину почти инопланетной антиутопии. Ну Масаракш братьев Стругацких в чистом виде!

 - Черт, мне страшно тут! Что это за фигня, Дим?!

 - Охренеть! Я сам офигеваваю по колено!

 - Ну это же просто за гранью! Что мы тут делаем, вообще?!

 - Это тетя Оля тебе посоветовала начать путешествие с Порто-Лопез?

 - Нет, знаешь, я сам отыскал эту дыру!

 - Ну тетя Оля все же приколистка!

 - Это точно! С юмором баба! – мы дружно заржали.

 Продолжать стоять истуканами с квадратными глазами было, по меньшей мере, опасно.

 Мы утрамбовались в крохотное сидение моторикши.

 - Хорошо-хорошо! Конечно, я отвезу вас в самый лучший отель нашего города! – рикша беззубо улыбался и махал головой, облаченной в смешной, несуразный авиационный шлем из кожи коричневого цвета. Концы шлема болтались, как уши у спаниеля.

 Три минуты поездки. Один доллар моторикше. И вот он – лучший отель Порто-Лопез!

 Отель напоминал послевоенную советскую гостиницу, во всяком случае, именно так я представляю послевоенные гостиницы, если таковые вообще имели место быть. Из общего антуража выбивался только внутренний дворик, изобилующий буйством зелени, цветов, красотой фантастически-причудливых деревьев и романтическим уютом плетеных местными умельцами гамаков.

 Окон в номере традиционно не было. Унитаз был отгорожен фанерной ширмой. Тускло горела лампочка. А над кроватями висели москитные сетки, зловеще предупреждая – «Ночью вас могут сожрать, господа!»

 Мне определенно не нравился этот город, но сидеть в номере, да еще в столь «комфортабельном», тоже не хотелось.

 Мы брели по грязным не асфальтированным улицам в сторону побережья.

 - Предлагаю, завтра же с утра валить на хрен отсюда! – вообще-то, я готов был слинять из этого городишки немедленно.

 - Да уж… И чем раньше, тем лучше, ебать-его-в-спину! – Димка кивал всем своим длинным худым туловищем.

 Обсуждая специфический колорит Порто-Лопез, чувство юмора Ольги и важность размеров полового члена, мы вырулили на улочку, ведущую прямиком к набережной.

 Обстановка вокруг стала стремительно меняться. Появился свет, магазины, рестораны, добродушные лица северных американцев. Это было не шикарно, но удивительно тепло, уютно, красиво.

 Оказавшись на самой набережной, я испытал шок, слабое подобие которому до этого ощущал лишь раз - год назад на Кубе. Тогда нас с Олегом Черновым занесло в городок Тринидад. Ночь. Было грязно, страшно, убого – хотелось бежать. Мы также решили, что утром сматываемся из этого Нижнезасранска. Но утром мы влюбились в город, и остались.

 От ненависти до любви один шаг, и это был именно тот случай.

 Пляж, набережная и прилегающие к ней улочки словно нарочно были полной гипер-противоположностью того района, в котором нас высадил автобус.

 Меня распирало от восторга! Димку тоже. Он окончательно ожил, и в свойственной ему манере, неся всякую чушь, скакал вокруг меня, как больная коровьим бешенством лошадь.

 Даже за ужином, ожидая любимый картофель-фри, «лошадь» продолжала бодро и звонко «цокать копытами».

 - Ну это же офигеть, блин! Тут так клево! – Димка говорил взахлеб и барабанил ногами о пол.

 - Да лучше бы сразу сюда приехали, чем в твой Солинас переться! – во мне проснулся мамонт-зануда.

 - Да я че, знал что ли, даже?! Че ты?!

 - Ладно. Твою картошку тащат. Кстати, на фига ты жрешь эту гадость, когда здесь столько всего вкусного?

 - Сам ты гадость! Она мне о России напоминает, между прочим, даже…

 ***

 - Ва-а-а-у! Я побежал купаться! Ура-а-а! Ура! Погнали! – скидывая футболку, Димка орал на весь пляж.

 - Круто!! Давай-давай! Беги, Форест, беги… А я буду снимать на мобильник, как тебя в ночном океане акулы пожирают. Потом в Интернет выложу, - кричал я вдогонку.

 - Идиот!

 - И ни сколько не идиот! Рейтинг обеспечен! Слышишь?!

 - Че?!

 - Рейтинг, говорю будет!

 Дима с разбегу врезался в воду и ту же понесся обратно, не переставая орать.

 - Куда побежал, скотина! Ну-ка обратно! Я еще ничего не снял!

 Шумная тощая фигура снова на всех парах понеслась к океану, а потом от океана. А потом опять к воде, и опять обратно. И так снова, и снова…

 Я вдруг понял, что уже не могу так беситься. Старею что ли…

 - Хорош скакать, лошадь сумасшедшая!

 - Сам ты лошадь, блин! – тяжело дыша, Димка рухнул на песок рядом с одеждой. Он был красный и светился какой-то щенячьей радостью.

 Мы брели через пляж к набережной. За нами с извиняющейся мордой плелся пес. В его взгляде четко читалась настоятельная просьба дать в займы.

 - Смотри, какой прикольный!

 - Ага, жрать, что ли, хочет…

 Мы сидели на лавочке хохотали и кормили псину колбасной нарезкой из магазина. За этим процессом нас застал местный босой пацаненок лет десяти.

 - Синьоры, дайте, пожалуйста, доллар, - пацан задрал футболку и погладил свой тощий живот. Приемчик явно был обкатан на канадских и американских туристах – их тут было большинство. И видимо, прием этот работал – очень уж уверенно парень действовал.

 - Ну этим ты нас не проймешь! – я задрал футболку Димке, демонстрируя его выпирающие ребра.

 Пацаненок шутку оценил - расхохотался. Мы тоже засмеялись.

 - Короче, dollars no! Не верю я тебе! Впрочем, подожди меня здесь. Я сейчас приду.

 Кстати: попрошайки в Эквадоре – явление достаточно редкое. Бомжи, впрочем, тоже – этих я вообще ни разу не видел. И это легко объяснимо: культуре бомжевания противостоят власти и особенности экваториального климата – построить некое подобие хижины при желании может даже пожилая беременная женщина. Ну а проблема еды – вообще не проблема. Фрукты, овощи и морепродукты невозможно достать, только будучи обладателем почетного титула «Бездельник вселенной» или собакой, которую мы кормили.

 - Вот, держи, голодающий хитрюга! – я вручил пацану батон и увесистую упаковку с колбасной нарезкой.

 Парень особой радости не выказал. Он взял еду, и врезался в темноту пляжа. Небось, тоже пошел собак кормить…

 ***

 Мы гуляли, пили пиво и болтали о всякой ерунде – впрочем, последнее уточнение лишнее. Даже пытаться говорить с Димкой о судьбах России или о роли Достоевского в контексте мировой литературы было бы, по меньшей мере, нелепо. Даже по пьяни…

 Пес плелся за нами. Мы его назвали Тузик.

 - Да задолбал ты со своими патриотическими «телегами»! Ну это же все смешно! И вообще, я бы ни за что не одел такую олимпийку – с орлами и этой пафосной надписью золотыми буквами – «RUSSIA»! Ужас!

 - Почему? Че за фигня?!– Димка помрачнел, как будь-то я только что проклял его род до седьмого колена. Казалось, он готов заплакать.

 - Ну понимаешь, это тупо, некрасиво, по шовинистки как-то… Чем гордишься?! Ты бы еще надел майку с надписью «Россия для русских!» и бейсбольную биту закинул на плечо! Может, я не прав, но по мне это идиотизм! – и зачем я все время пытаюсь быть честным?..

 - Да пошел ты! Сам идиот! - Димка обиделся.

 Мы присели на скамейку. Дима трагично молчал. Я развивал мысль о несостоятельности его псевдопатриотических взглядов.

 - Извините, сеньоры! Можно к вам подсесть? – ситуацию разрешил неожиданно возникший странный чувак растоманско-хиповатого вида.

 - Валяй, пока меня не грохнули в борьбе против шовинизма! – благо, в тезаурус Димки слово «шовинизм» не входило.

 - Usted desea, yo le introducirá a la mujer excelente?

 - Дим, что он там мелет?

 - Кажись, предлагает нам проститутку!.. - Димыч пустил слюну и тут же повеселел.

 - Buonas noches! Yo llaman a Maria Etel! – рядом нарисовалась девушка лет 30.

 Димка и парень растаманской наружности сцепились языками.

 - Ну о чем вы там базарите? – не выдержал я, опять же не улавливая с ходу весь смысл беседы.

 - Да он вроде наркоту нам всякую предлагает еще…

 - Какую еще наркоту? Нам она не нужна!

 - Ну там кокс, герыч, кажись, траву, вроде даже…

 - Даже траву?! – уже смешно. – Почем «даже-трава-то»?!

 - Десять баксов за два косяка хочет.

 Я насчитал в кармане только восемь долларов, причем часть из них была в евро и «железных» рублях.

 - Вот все, что могу предложить! – я протянул растоманскому хиппи мелочь.

 Он пересчитал, удивился незнакомым валютам, но после вывернутых карманов, доказывающих, что больше ничего нет, смирился. Колоритный товарищ мастерски соорудил нам две самокрутки, весело помахал дредами и вместе с проституткой удалился в темноту - вслед за мальчиком с батоном и колбасой.

 - Ну? Курить будешь?

 - Да, блин, как? Я боюсь! А вдруг меня унесет! Это вообще можно?! Не опасно это все?! – Димка снова гипервозбудился.

 - Не ссы! С одного косяка тебя точно не унесет.

 - Ой, не буду, наверное… Страшно! А точно со мной ни че не будет?! Ну скажи! Точно?! А?!

 - Да обещаю! Заколебал! Будешь или не будешь, в конце концов?!

 После долгих консультаций, Димка отважился сделать пару робких затяжек, и то, настояв на том, чтобы мы спрятались, чуть ли не на дне океана.

 Все-таки, я дурно влияю на парня, подумалось мне… Возмездие за сей грех не заставило себя долго ждать.

 

 Глава шестая:

«Полтергейст приходит ночью

 или чего хотят привидения Тихого океана»

 popugay

 Напротив моей съемной квартиры в Москве уже не один год идет стройка. Я не в силах слышать, как строят недоступные для меня жилые квадратные метры, поэтому уже по привычке сплю, заткнув уши берушами.

 В это раннее эквадорское утро сквозь звукоизолирующие приспособления в ушах до меня доносились странные звуки. Сперва эти звуки были частью сновидений – ну так ведь у всех бывает… Но вскоре «саундтрек» моих снов стал слишком навязчив.

 Я открыл глаза. Прислушался. Звуки были не ясными - вроде, и далеко, и одновременно близко. Наконец, до меня дошло – надо вынуть беруши.

 За картонной перегородкой туалета долбили по трубам. Где-то рядом зажурчала вода, и послышался испанский мат.

 Димка продолжал мирно похрапывать.

 Неожиданно распахнулась входная дверь номера. Мужик лет сорока по-хозяйски с грохотом обрушил на пол ведро с водой, и стал орудовать шваброй. Одновременно из дверей туалета нарисовался другой «массовик-затейник» - на поясе у него красовался набор для ремонта сантехники. Чуваки обрадовались встрече друг с другом, и стали о чем-то весело и громко болтать, лениво вытирая пол нашими полотенцами.

 Я привстал с постели и обмер. Да что там обмер! Я просто охренел! Такое космическое хамство меня завораживает, обезоруживает и почти восхищает!

 Завернувшись в простыню, я неспешным тихим приведением покинул то, что именовалось апартаментами. Покинул молча, даже, несмотря на то, что споткнулся о ведро. Впрочем, на меня все равно не обратили никакого внимания.

 Дворик отеля был увит огромными яркими цветами и лианами. Только сейчас я обратил внимание, как он контрастирует с самим отелем. Между деревьев с большими красными листьями висел гамак.

 Я раскачивался в гамаке, курил и лениво размышлял о том, какого черта эти балбесы вломились к нам в номер? Ведь если даже возникли проблемы с сантехникой, почему нельзя было дождаться пока мы проснемся? Отель-то одноэтажный, и мы точно никого не могли затопить…

 Мои риторические и в некотором смысле философские думы оборвала уже хорошо знакомая тощая фигура. Димка босиком в одних трусах обреченно семенил в мою сторону. На его лице отчетливо читалось недоумение и испуг. Он спросонья как будто силился понять: случилось нечто страшное или еще что-то…

 - Серый, а чего это они там у нас?! Чего, а?!.

 - Не знаю. Проснулся, а они уже там. Шебуршат чего-то, - я затянулся сигаретой и плотнее укутался в простынь.

 - Так ты че?! Ты не спросил их даже?!

 - Нет. Не спросил. А о чем, спрашивать-то…

 - Как о чем?! А?! Они че?! Они охренели что-ли?! Вот козлы, ебать их в спину! Я их убью сейчас!

 - Слушай, давай лучше в душ, а потом кого-нибудь съедим? Ну че с ними разбираться? Ну, бесполезно! Ведь, сам знаешь…

 ***

 Туристических особей в восьмом часу утра на набережной наблюдалось немного. Наверное, не ко всем здесь вламываются в номера с утра пораньше с ведрами, швабрами и разводными ключами. Но нам в некотором смысле повезло, что нас подняли спозаранку. Правда, повезло!

 Прогуливаясь после завтрака любимым маршрутом «куда глаза глядят», мы очутились в святая-святых этой деревни – рыбном рынке, находящемся прямо у кромки океана.

 Мне как-то посчастливилось побывать на самом крупном в мире рыбном рынке – в Японии. Это было здорово! Впечатлило! Но этот деревенский эквадорский базарчик запал в душу ни чуть не меньше.

 Несколько десятков рыболовецких лодок мерно качались у самого берега. Рыбаки суетливо выпутывали сети и вытряхивали нехитрые ловушки с теми обитателями морского дна, которые в сети никак не лезут.

 Гигантских рыб самых причудливых видов разделывали прямо на песке. Их туши тут же продавали владельцам местных кафе, ресторанов и просто землякам, у которых нет лодок. Шум и гам стоял такой, что невозможно было разговаривать. Галдеж рыбаков, продавцов и покупателей заглушал шум океана и нечеловеческие крики несметного количества птиц. Пеликаны, алушты, бакланы сотнями кружили над рынком, пытаясь что-нибудь урвать на халяву, словно московские светские журналисты на какой-нибудь дорогой гламурной тусовке. Они носились столь низко и вели себя столь нагло, что с непривычки казалось: вот-вот, и гады проломят тебе башку своими «молотками-клювами».

 Я инстинктивно пригибался к земле и пытался запечатлеть своей несуразной «мыльницей» как разделывают скатов, каких-то муреноподобных и касаткообразных существ - не силен я в ихтиологии…

 Особо проворные рыбаки потрясали какой-то, видимо, особо уникальной добычей и предлагали сфотографироваться с ней за один доллар. Я, назло всем, хотел запечатлеть себя рядом с освежеванной русалкой, но таковой у них в этот раз не оказалось.

 - Дииим! Слышишь?! Давай чего-нибудь купим здесь!? А!? – переорать всю эту вакханалию было очень не просто.

 - Ты дурак?!

 - Че говоришь?! Не слышу! – в сантиметре от моей головы пронеслось очередное пеликанистое чудовище.

 - Ты идиот, говорю!

 - А что?! Ну попросим приготовить где-нибудь! Где-нибудь в ресторане! А?!

 - Да нас пеликаны сожрут, пока мы это донесем! Валим отсюда на хрен уже!

 Перешагивая через очередного окровавленного ската, и продолжая пригибаться от охамевших пернатых мы, наконец, выбрались из этого места.

 Это был даже не рыбный рынок, а живая афиша к фильму ужасов Хичкока «Птицы»!

 ***

 - Смотри, Дим! Палатка! – кто-то из туристов решил сэкономить на отеле и расположился прямо на берегу.

 - Круто! Давай сфоткаемся, что-ли…

 - Давай!

 Я протянул Димке фотоаппарат, и разлегся прямо перед входом в апартаменты супер-пресупер эконом-класса.

 - Улыбайся! Да ты нормально улыбайся! Снимаю!

 В этот момент палатка заходила ходуном. Из складок материи вынырнула голова в дредах.

 - Привет! Ну как вам моя трава?

 - Привет, друг! Трава твоя полная фигня! Нам вообще не понравилась! – Димка распылялся с видом тонкого дегустатора.

 - А вы прямо тут живете? – задал я глупый вопрос.

 - Ага! Нам с женой нравится! – в этот момент из палатки показалась голова девушки, которую Димка накануне принял за проститутку.

 - Дим, ты все-таки подучи сленговые слова, или с переводом будь поосторожнее.

 - А я че, я знал что-ли…

 ***

 - Сеньоры, Сеньоры! Только у меня - лучшая китовая экскурсия в мире! – рядом с нами, катясь на велосипеде, непрерывно верещал один из тысяч потомков Чингачгука.

 - Оставь нас, дружище… Мы в печали… Уже вчера видели китов, а точнее – их спины, - мы с Димкой меланхолично шагали вдоль рядов с сувениркой.

 - Да я вам обещаю, это будет классно! Клянусь, вы будете в восторге!

 - Они у тебя дрессированные, что ли? Или ты созваниваешься с ними накануне…. – язвительный скепсис струился из меня ленивым фонтанчиком.

 - Вот! Посмотрите-посмотрите! – Чингачгук перегородил нам путь велосипедом и снял с рамы потрепанную тетрадку.

 - Читайте! Здесь отзывы туристов со всех стран мира! – парня просто распирало от чувства гордости. Его лицо сияло сакральным восторгом, будь-то он нам не засаленную тетрадь демонстрировал, а фамильные драгоценности.

 Отзывы действительно удивляли своей географией: Канада, Германия, Австралия, Франция, Испания, Колумбия, Новая Зеландия, Америка, Мексика и т. д.. Отзывов на русском обнаружено не было….

 - Дим, как думаешь? Поедем?

 - Ну не знаю…. Ты сам как?

 ***

 Спустя пару часов, мы уныло брели по берегу к лодке, клявшейся за 15 долларов с человека удостоить нас незабываемого зрелища.

 - Привет, товарищ! А мы ведь знаем твоего друга! Его, кажется, Сергей зовут? – парочка молодоженов, увешанная рюкзаками и фотоаппаратами, словно две рождественские елки маниакальных путешественников, кивнули в мою сторону, обращаясь при этом к Димке.

 Лицо Димки вытянулось и застыло.

 - Офигеть, Серый! Они, по ходу, тебя знают! Когда ты успел познакомиться с ними, блин?!

 Я остановился, и уставился на подозрительно-осведомленных незнакомцев.

 - Вы кто? Откуда? Вы следите за мной? – тембр моего голоса вдруг приобрел металлические нотки голоса Путина, прости господи.

 - Да из Голландии мы!

 - Из Голландии?! Я не был в Голландии! – ненавижу встречи с теми, кого не помню…

 - Да мы не в Голландии виделись, успокойся!

 - А где?! Где?!

 Тут меня осенило, наконец. Эта парочка от начала до конца наблюдала весь мой детективный спектакль на вокзале Гуаякиля. Они сидели на первом сиденье автобуса. Им тогда только поп-корна не хватало. Для них все происходящее со мной было просто средненьким блокбастером.

 - Фотоаппарат-то в итоге нашли? – уточнили они, словно желая узнать концовку недосмотренного детектива.

 - Восемь раз нашли! Только он немного усел и превратился в мыльницу!

 Голландцы захихикали, как хихикают все в Голландии после употребления образцов местной флоры.

 ***

 В лодке набралось человек десять разных стран и континентов.

 Вот уже минут сорок судно наобум неслось вглубь океана. Мокрые от соленых брызг туристы в оранжевых спасательных жилетах хором вскрикивали на особо крутых волнах, прикрывали фотоаппараты и мертвой хваткой держались за поручни.

 Мне было совершенно непонятно, как можно столько порядочных людей наугад таскать по океану в поисках не известно чего. Если верить Интернету, середина сентября – это время, когда киты покидают прибрежные воды Южной Америки, уплывая почти на девять тысяч километров вглубь океанских вод.

 Ко всему прочему, у главного смотрящего не было даже элементарного оборудования для обнаружения искомых нами млекопитающих особей. Ну хоть бы бинокль взял, честное слово!

 «Наблюдающий», вопреки всем законам гравитации, твердо стоял на носу лодки, вцепившись в канат. Приставив козырьком ко лбу ладонь, он смуро вглядывался в горизонт.

 - Они там! Там! – вдруг заорал эквилибрист с носа лодки, указывая пальцем то влево, то вправо.

 Мотор взревел и резко увеличил обороты, впечатав всех в дно лодки. Увернуться от брызг и уберечь фотоаппараты больше не представлялось возможным.

 Спустя минут пятнадцать погони, мы стали свидетелями настоящего шоу в лучших традициях канала «Animal planet». О таком можно было только мечтать!

 Буквально в двух метрах нас, что не безопасно, двигалась целая стая (это редкость!), горбатых морских чудовищ. Каждое из них достигало в длину почти 15 метров. Они то и дело били хвостами о воду, окатывали нас с ног до головы водой, шумно пускали фонтаны и поднимали волны.

 Туристы визжали от восторга. Димка носился по всей лодке с криками: «Круто! Круто! Фоткай быстрей!». Я же просто пускал слюну от смешанного чувства страха и оглушительного восторга.

 Судя по тому с каким усердием и синхронностью киты били хвостами о воду, с ними и правда договорились. Зрелище захватывало дух!

 В тот момент, когда одна пара китов упражнялась в синхронном махании хвостами, а другая сотрясала воздух фонтанами, рядом с лодкой метра на полтора из воды взлетел китенок – метров шесть-семь в длину. За ним взлетел второй. Они с оглушительным грохотом, поднимая тонну брызг, рухнули в воду. Лодка изрядно накренилась. Китеныши прыгали снова и снова. Туристы снова и снова визжали от ужаса и щенячьего восторга.

 Знаете ли вы, что: все китообразные, включая китов, дельфинов и морских свиней (это я не о себе), являются потомками сухопутных млекопитающих отряда парнокопытных. Более того, оказывается, ближайшими живыми родственниками китов являются бегемоты - они произошли от общего предка примерно 54 миллиона лет назад, когда у меня еще и в мыслях не было поехать в Эквадор.

 Почти час мы с восхищенными физиономиями плыли рядом с этими завораживающими животными.

 Каждый мог дотронуться до гигантов рукой, но никто не осмеливался это сделать. Все молча любовались. Почти священную тишину нарушил звук, который обычно можно услышать в туалете общежития в разгар большой студенческой попойки. Один из туристов громко блевал, нарушая всю красоту мироздания и среду обитания самых крупных млекопитающих на планете. Все засмеялись. Ну кроме китов, конечно…

 ***

 Возвращались мы все жутко довольные. Затащивший нас на эту экскурсию мужик тоже сиял, как медный пятак – мол, пацан сказал, пацан сделал. К всеобщему удивлению, на обратном пути нам заявили, что в стоимость поездки входит также легкий ланч - в смысле дадут пожрать. Угощали булочками, бананами, мандаринами и прочими фруктами. Мелочь, а приятно!

 - Дим, спроси, почему мы едем не к городскому пляжу, а в каком-то совсем непонятном направлении, - я слегка обеспокоился. Небось, дали нам поесть перед тем, как скормить кому-нибудь…

 Димыч долго объяснялся, перекрикивая мотор и ветер.

 - Он говорит, что нас ждет еще какой-то снорклинг! Только я так ни фига и не понял, что это такое!

 - Это вроде, ныряние с маской! Только зачем нам это?! Я замерз как собака! – проорал я в ответ.

 Нас привезли в удивительно живописную бухту, окруженную скалами. За борт установили лесенку, и на манер каравая с солью, протянули всем присутствующим коробку с трубками и масками. Туристы, включая нас, зябко кутались в ярко-оранжевые жилеты из пенопласта и отчаянно мотали посиневшими физиономиями.

 Почему-то уговаривать предаться радостям снорклинкга мужик с масками стал только нас с Димкой. Вскоре к нему присоединилась вся лодка.

 - Они охренели что-ли?! – орал я.

 - Да я сам не пойму, чего они к нам прицепились!

 Наверное, в представлении собравшегося интернационального сообщества русские являли собой особо морозоустойчивую разновидность гомо-сапиенс. Небось, думают, что по венам у нас циркулирует водка, а спим мы исключительно в пушистых сугробах в обнимку с медведями.

 ***

 Уже почти час мы согревались, уплетая горячих морских гаденышей. Оба устали и проголодались так, будь-то всю экскурсию махали веслами на галере.

 - Чем займемся-то? – лениво поинтересовался я у Димки, вгрызаясь в очередного осьминога.

 - Да фиг знает… Пожрем, и решим.

 - Ага, передохнуть надо…

 Нам принесли счет. Я полез в карман. Проверил другой. Прощупал третий. Нет-нет, я был не в жилетке Анатолия Вассермана. Карманов у меня было всего четыре, и как раз в четвертом я обнаружил жалкие пять долларов.

 - Слушай, у меня денег нет.

 - Да ладно! Блин, только не говори, что украли! – Димка снова пошел красными пятнами от охватившего его ужаса.

 - Да успокойся ты! Никто ничего не украл! Просто не рассчитал… У тебя с собой баксы есть?

 Денег у Димки, естественно, не водилось. А потому, оставив своего хлопотливого друга в залог, я отправился в отель за наличкой.

 - Ты дорогу помнишь?

 - Издеваешься?! Здесь две минуты идти! – надменно фыркнул я в ответ Димке.

 Через две минуты быстрой ходьбы отеля почему-то не было. Через пять минут я его также не нашел, впрочем, как и через десять, и через пятнадцать минут.

 Спустя полчаса хаотичных метаний, стало окончательно ясно – я умудрился заблудиться. Мобильника с собой, разумеется, не было. Возвращаться на набережную к Димке, значило расписаться в своем полном кретинизме, причем не только топографическом.

 В кармане был ключ от номера с названием отеля. Пора вспоминать испанский, и начинать общаться с народом!

 ***

 Дорога от найденного с большим трудом отеля до кафе заняла у меня минуты полторы.

 - Блин, Серый, ты где был?! Целый час ждем тебя! Я уже как на иголках, блин! – рядом с Димкой восседал наш проводник в удивительный и разнообразный мир китов. Он все также трепетно прижимал к груди свою потрепанную тетрадку.

 - Да я там душ принял, то-сё, пятое-десятое… - сумбурно и неубедительно наврал я.

 Мне было стыдно признаться, что все это время я, как тупая напуганная корова, носился по улочкам Порто-Лопез.

 - Серый, напиши чуваку какой-нибудь отзыв про экскурсию! Он давно ждет!

 - Так сам бы написал! Чего человека мучаешь?!

 - Да не умею я писать! Ты же по-любому лучше напишешь, – многозначительно произнес Димка, как будь-то речь шла о написании разворотного материала для «Нью-Йорк Таймс».

 Написать, конечно, можно было все, что угодно – но я ответственно и от всей души разразился эпитетами и комплиментами в адрес нашего китоведа. Даже свой московский телефон приписал, на случай, если кто из скептических сумасшедших русских захочет проверить информацию, разбудив меня среди ночи.

 ***

 Упаковав в три минуты вещи, мы болтались в гамаке, решая, что будем делать дальше.

 Следующим пунктом моего путешествия, согласно предсказаниям Ольги, должен был стать город Кито – столица Эквадора. Путь туда был не близким, и пролегал он через город Санто-Доминго, где, напомню, живет семейство Димы.

 В Санто-Доминго мне в обмен на Димку должны были всучить банковскую карту, на которую я бы мог перекинуть всю свою наличность.

 - Слушай, Дим, если нам до Санто пилить почти шесть часов, предлагаю выехать около полуночи.

 - На фига?

 - Ну так мы поспим в дороге. К тому же не удобно как-то будить твоих родичей среди ночи. Они ведь даже в три ночи припрутся на вокзал, чтобы карту мне передать…

 - Согласен… А че сейчас делать-то?

 - Ну давай по рынкам пошаримся! Тут столько всякой прикольной ерунды продают…

 - А может, в Манта заедем – это по пути? Перекусим там… Погуляем…

 - А что это - Манта? Мне как-то название не очень…

 - Город это… Вроде большой…

 - И что там интересного?

 - Да фиг знает! Не был. Вот и посмотрим заодно…

 

 Глава седьмая:

 Анна Каренина

 и невероятные приключения чупакабры

 

 В ожидании своего автобуса на Манту (ударение, кстати, на первом слоге) мы сидели на автовокзале, который по приезду в Порто-Лопез поверг нас в шок и трепет и в ужас и вообще черт знает во что. Мы смотрели телевизор. По ящику крутили фильм, снятый любительской камерой с экрана кинотеатра – «тряпичная копия». Я присмотрелся – в правом углу действительно красовался лейбл канала, а значит, это был не видео, а телесигнал.

 - Вот это наглость так наглость!.. - восхитился я вслух.

 Напротив вокзала дорогим светом маячили окна банка. Я вспомнил, что у меня осталось мало мелких купюр.

 Дело в том, что купюры в 20, 50 и уж тем более в 100 долларов у эквадорцев вообще за деньги не считаются. Эти купюры подделывают все кому не лень, так что рассчитаться соткой в Эквадоре практически нереально.

 - Я бы хотел поменять эти купюры на более мелкие, - вместе с долларами я протянул кассиру паспорт.

 - Нет-нет, сеньор! Деньги мы не меняем! – банкир в окне так замахал руками, словно я только что предложил ему взять оптовую партию кокаина.

 - А в чем проблема-то?! – возмутился я. – На Кубе меняют, а у вас нет! Я не понимаю, господа! Ну, елки-палки!

 - У нас не положено! Извините!

 - Ну ты и козел, amigo! – В сердцах бросил я.

 Очередь, состоявшая сплошь из аборигенов, провожала меня взглядами, какими, должно быть, провожают сумасшедшего грабителя, вооруженного водяным пистолетом.

 ***

 По дороге в Манта в окно я старался не смотреть. Во-первых, все равно темнело. А во-вторых, нас так кидало по салону, что не нужно быть экстрасенсом в седьмом поколении, дабы угадать по какой местности мы передвигаемся.

 Местность в очередной раз представляла собой крутой ухабистый горный серпантин.

 Я заметил парадоксальную вещь (за собой, по крайней мере): когда реально страшно, орать почему-то не хочется…

 ***

 В город мы въехали, когда уже совсем стемнело. Оглядевшись с минуту на шумном вокзале, перекурив и уточнив в какой стороне находится океан, решили прогуляться до набережной.

 Город Манта почти сразу повел себя по отношению к нам, как близкое по звучанию в русском языке нецензурное обозначение женского полового органа.

 Необязательная справка: по сравнению с другими городами Эквадора, Манта (существующий, кстати, еще с доколумбовских времен) казался настоящим мегаполисом. Однако фактически он занимает лишь пятое место по численности населения и третье по экономической значимости. Город выглядел весьма современным и благополучным. В порту, который занимал добрую часть побережья, красовались огромные лайнеры, видимо, как туристические, так и грузовые. Стоит добавить (а может, и не стоит), что в конце 2009 года Мата стал городом-побратимом Владивостока.

 ***

 Гулять с чемоданом, оказывается, не очень удобно. Как только мы вышли на набережную, стали отчаянно искать хоть какую-нибудь симпатичную кафешку. Таковых поблизости не находилось, зато в избытке наблюдались неуютные - с огромным количеством столиков, обилием дешевого пластика в интерьере и официантами, которые плевать на всех хотели.

 Справедливости ради стоит заметить, что все эти минусы с лихвой компенсировало бы качество блюд, поданных в традиционно огромных лоханках. Однако…

 В кафе, где мы в итоге «пришвартовались» на двухметровом телеэкране транслировали какой-то фильм. Транслировали очень-очень громко, ну, да и фиг бы даже с этим. Дело в том, что основное действие сюжета картины занимали весьма натуралистично снятые похороны. На экране мелькали гробы, люди истошно, надрывно рыдали, теряли сознание, кричали, бились в истерике, бросались в могилу, на гроб и все в таком духе. За всеми этими перипетиями, открыв рты, следили официанты.

 В этот момент я вдруг осознал, что Верка Сердючка, звучащая в сочинских и любых других общепитовских заведениях, это прекрасно!

 - Какого черта?! Дим, ну это просто жесть! Это что, кафе для готов?!

 - А кто такие готы?

 - Да не важно! Я больше не могу это смотреть!

 Я подозвал официанта и очень доходчиво на пару с Димкой объяснил ему, что мы настоятельно просим либо сделать потише звук, либо, что предпочтительнее, переключить канал.

 - Нет проблем, сеньоры, – официант послушно закивал и, как ни в чем не бывало, снова уселся перед экраном досматривать фильм.

 Спустя еще минут десять картинок с гробами и истериками, которые заглушали разговор, настала моя очередь устроить некое подобие истерики.

 Я подошел к немногочисленным телезрителям и громко потребовал переключить это.

 - Еще немного, и переключим. Не проблема, сеньор… - все осталось на своих местах.

 Случись такая ситуация снова, я не раздумывая подойду и выключу телевизор. Очень жалею, что не пресек таким образом это хамство тогда.

 Впрочем, «приключения на мою Ж» в этот вечер и так не заставили себя долго ждать.

 ***

 - Серый, ну че делать-то будем? – под истеричные похоронные вопли мы кормили тощую кошку деликатесными морскими гадами. Кошка в отличие от нас и героев фильма радовалась…

 - Ну а куда мы сейчас пойдем-то? – я ослабил ремень на джинсах и задумался о том, какой я все-таки толстый.

 - А давай на пляж, косяк раскурим, который у тебя остался?!

 - Ты же все равно не будешь!

 - Почему не буду… Попробую еще разок…

 - Ну пошли, что ли…

 По дороге Дима снова завел речь о шедевральности сериала «Бригада».

 - Ну, Серый, согласись, кино же крутейшее! Там такие чуваки реальные!

 - Да достал ты! Ну чем они так прекрасны-то?

 - Ну такие настоящие пацаны! Да с них пример брать надо! Они же такие, ну такие… Короче, конкретные, друг за друга горло перегрызут!

 - Дима, вот хоть обижайся, хоть нет, а ты тупой малолетний идиот, которым подобные фильмы вообще смотреть нельзя! Понимаешь?!

 Димка изменился в лице так смешно и естественно, что мне пришлось отвести взгляд, чтобы не расхохотаться.

 - Я бы такое кино вообще запретил! - загнул я для большего эффекта.

 - Че-е-е?.. Ты че несешь?!

 - А то и несу Ты на секунду задумайся про кого это кино! Про бандитов! Из них сделали героев, и такие малолетние придурки, как ты, им чуть ли не поклоняются! А это бандиты, Дима! Бандиты, а не герои! Их убивать надо и в тюрьмы сажать! Сечешь?

 - Ну может ты и прав… - промямлил Дима явно только чтобы унять меня.

 - Короче, чтобы про «Бригаду» я от тебя больше не слышал! Иначе, пристрелю, закопаю и вместо надгробия поставлю DVD-бокс от любимого тобой «шедевра», ебать его в спину…

 Тащить громыхающий чемодан по брусчатке пустынной набережной уже изрядно надоело.

 - Все, Дим, давай сядем прямо тут, - я остановился у края брусчатого парапета, за которым начинался песчаный пляж.

 - Ты с ума сошел! Тут же все видно!

 - И что? Что видно?! Мы тут оргию что-ли устраивать собираемся?!

 - Не, Серый, пойдем лучше туда – на сам пляж. Я тут не сяду, а то посадят еще!

 - Да заколебал ты, трусливая тощая чупакабра! Ну, пойдем!

 - Сам ты тощая хрен знает кто!

 - Ты мне льстишь! – Дима не в силах был понять моих переживаний по поводу лишних килограммов, а потому и моего юмора на сей счет, также не разделял.

 Мы спустились на песок и пошли в сторону сложенных пирамидой деревянных шезлонгов. Злополучный чемодан по песку шел очень трудно, оставляя за собой широкий глубокий след. Мы хохотали над абсурдностью ситуации.

Припарковав чемодан, я снял один из шезлонгов, и разложил его сразу за пирамидой – ближе к океану.

 Красота: океан… звезды... вокруг ни души… косяк в кармане… (последний нюанс не стоит рассматривать, как пропаганду всякой дряни)

 Только мы устроились на шезлонге, как словно из-под земли перед нами возник несуразный, помятый мужичек не высокого роста с расстегнутой ширинкой.

 - Добрый вечер, сеньоры! А вот шезлонги брать не положено… Положите лучше на место. Правила!

 - Ты кто такой, чудовище?! – в своем духе поинтересовался Димка.

 Чувак достал удостоверение личности и настойчиво стал им махать перед нашими носами.

 - Что он там мелет?

 - Говорит, что бывший гвардеец! Что-то про армию Эквадора несет…

 Димка в ответ разразился спичем о вселенском могуществе русской армии. Он что-то нес про ядерное оружие, русские танки, автоматы Калашникова, активно при этом жестикулируя и потрясая кулаками. Дима, как и его собеседник, похоже, даже не догадывались, что российская армия – это ржавые БТР, разваливающиеся самолеты, тонущие подлодки и полная деградация-деморализация-дедовщинозация и просто полная жопазация.

 - Дима, блин! Достал ты трепаться с этим придурком!

 - Да он мне доказывает, что их армия круче!

 Я не выдержал, и собрав в кулак свой испанский, попросил мужика покинуть нас и заодно застегнуть ширинку.

 - Упс! Я просто пьяный, мне спать пора… - оправдался незваный гость. Уходить при этом он не торопился.

 Мужик стал откровенно раздражать своей навязчивость. А потому, пришлось подняться и показать ему дорогу туда, откуда он нарисовался.

 Как только навязчивый чувак удалился, нам в глаза ударил свет фар.

 - Серег, черт, это полиция! Прячь скорее косяк!

 Навстречу нам действительно приближался патруль на пляжном квадроцикле.

 ***

 - Что вы тут делаете, господа?

 - Да ничего! Просто сидим! У нас автобус скоро в Санто-Доминго! А потом он в Кито улетает! - протараторил Димка, изобразив в конце своей отрывистой речи взлетающий самолет.

 - Советуем вам покинуть пляж. Здесь небезопасно. Вас могут обокрасть!

 - Да нет проблем, уже уматываем! – впрягшись в чемодан, мы, матерясь сквозь зубы, потащились к проклятой набережной. Чемодан оставлял за собой еще одну глубокую живописную полосу. Стоило еще пару раз протащиться с багажом по песку, и сверху, наверняка, можно было бы наблюдать загадочный рисунок а-ля пустыня Наска.

 - Ну что, устроимся здесь? – скорее риторически выдохнул я, пришвартовав свой пляжный якорь.

 - Давай здесь… Доставай, пока никого нет.

 Не успел я вынуть зажигалку, как рядом с нами вынырнули из темноты две классические буфетчицы времен советских столовых. Румяные щеки, пышные формы, белые фартуки, безумная завивка и здоровенные ручища, грозно упертые в бока.

 - Господи, ну им-то еще чего надо, - проскулил я, пряча косяк и зажигалку в карман.

 Буфетчицы говорили очень тихо, почти шепотом. Димка их все время переспрашивал. Я вообще не мог расслышать ни слова.

 - Дим, чего они хотят? Пусть уже отстанут от нас…

 - Да хрен их поймешь! Шепчут что-то. Кажись, тоже говорят, что тут кругом воры, и лучше бы нам валить отсюда.

 - Ой, пойдем уже, правда, на вокзал. Заколебали все, - я спрыгнул с парапета. – Черт, Димыч, одну секунду, я же рюкзак на шезлонге забыл.

 Десять метров до предыдущего места нашего стойбища, где мы находились ровно две минуты назад, я преодолел со скоростью горной лани, сорвавшейся в пропасть.

 Я отказывался верить своим глазам. Рюкзака на месте не было…

 ***

 Снова и снова оглядывая место стоянки, я снова и снова вынужден был констатировать для себя, что рюкзак исчез.

 - Серый, ну чего?! Ты нашел?! – в голосе Димки уже слышались нотки надвигающейся истерики, плавно переходящей в страшнейшую панику.

 - Слышишь, не могу пока найти! – заорал я в ответ, прекрасно на тот момент осознав, что я влип по самые… Короче, серьезно влип.

 - Блядь! Ебать тебя в спину! Ищи лучше! Никуда он не мог деться за две минуты! – Димка больше не мог стоять на месте, но и бросить чемодан он тоже не мог.

 - Черт, нет его тут!

 Димка истерично прыгал вокруг чемодана. Я не менее истерично наворачивал круги вокруг уложенных поленицей шезлонгов.

 - Серый, блин! Вали сюда быстро! Посмотри за чемоданом, я сам сейчас поищу!

 Я в три прыжка доскакал до Димки. Димка в два прыжка – до шезлонгов.

 - Сеньоры, вы не присмотрите за чемоданом?! – обратился я к буфетчицам, которым явно передалось наше беспокойство.

 Буфетчицы синхронно-испуганно закивали.

 Мы с Димкой лихорадочно осматривали каждый сантиметр пляжа. Дима орал и сыпал полуриторическими вопросами, не умолкая ни на секунду.

 - Ты идиот! Как ты мог выпустить его из рук?!

 - Иди к черту! Я положил его рядом с собой! Пляж был пустой! Мне что – надо было его в жопу засунуть?!

 - Ты помнишь точно где ты его положил?!

 - Да все помню! Он лежал на шезлонге в двадцати сантиметрах от нас!

 - Блядь! Черт! Что делать?!

 - Надо срочно вызывать полицию!

 Мы кинулись к буфетчицам. Буфетчицы обеспокоено комкали в руках свои фартуки и нервно поправляли букли.

 - Бабы! Тьфу, синьоры! Быстро в полицию звоните! Нас обокрали! Обокрали нас, слышите?! – мы с Димкой говорили хором, тяжело дыша и с трудом подбирая слова.

 Одна из буфетчиц шустро засеменила в свой, уже закрытый на ночь ресторанчик, вторая с явным любопытством стала выспрашивать, что конкретно украли.

 - Ебать тебя в спину! А что у тебя там действительно было-то в рюкзаке?! – Дима неожиданно для самого себя задумался о том, чего мы так собственно разволновались…

 Утешить его я никак не мог. Равно как и себя…

 - Короче, там был мой загранпаспорт, авиабилеты, мобильный телефон, фотомыльница, MP3-плейер, ключи от квартиры, служебное удостоверение, секретная карта Эквадора, испанский разговорник, словарь, пару книг о добром и вечном, презервативы, сувениры, ну и что-то еще по мелочи…

 Осознав масштабы украденного, мы «хором», почти на два голоса, заголосили нецензурную арию потерпевшего туриста. Орали громко, матом… Орали друг на друга и на всех кто попадался под руку.

 Димка в истеричном припадке названивал тете Оле и матери.

 С тетей Олей он вдруг впервые перешел на «ты» и, кажется, также впервые покрыл ее трехэтажным матом.

 - Да Ольга, блядь, я тебе еще раз говорю, какого хуя ты нас отчитываешь! Я сам не знаю какого черта мы сюда поперлись! Ты скажи, что нам делать!

 Ольга в ответ, похоже, плевалась возмущениями по поводу того, какого лешего мы вообще потащились в Манту.

 - Да ты заебала! Че нам делать скажи! Не надо нам сейчас моралей!

 Вокруг постепенно собирался народ. Подтянулись официанты, повара, администраторы и прочие служащие близлежащих заведений. Собралось человек двадцать. Публика очень колоритная, шумная. Все оживленно обсуждали инцидент, спорили, выдвигали версии. Дима продолжал орать на Ольгу.

 - Ну, конечно, мы вызвали полицию! Че нам дальше-то делать?! И не ори уже! Я сам в шоке!

 Седовласый повар в усах и фартуке был особо активен. Он явно стал лидером зевак, так что я уже чувствовал себя немного лишним. Повар предложил всем вооружиться фонариками и обыскать пляж.

 Почти двадцать человек с энтузиазмом кинулись «играть в Зарницу». Пляж «зашевелился» светом фонарей и наполнился гомоном. Все искали рюкзак… Я стоял рядом и курил.

 Было ясно, что все это бесполезно. Однако участники «шоу» так не думали. Спустя несколько минут досконального осмотра пляжа, они стали разбирать пирамиду из шезлонгов.

 Димка продолжал орать в трубку…

 - Оля, твою мать! Так чем он нам поможет?! А?! Хотя, хрен с тобой! Звони своему Олегу, пусть приезжает!

 - Дим, кто такой Олег?

 - Да я че, знаю?! Какой-то знакомый Ольги! Сейчас должен приехать!

 В этот момент с ревом подлетел наряд полиции, состоявший из двух машин и трех мотоциклов.

 ***

 Толпа с фонариками побежала к парапету. Полицейские с явным недоумением наблюдали за этим световым представлением.

 При виде полиции я вспомнил, что у меня в кармане валяется «косяк».

 «Будет неловко, если он вдруг выпадет некстати» - подумал я, и ногой утрамбовал компромат в песок.

 Полицейские прибыли в таком количестве, будь-то тут украли оригинал статуи Давида с яйцами Фаберже в положенном месте.

 Все присутствовавшие, мнившие себя свидетелями, принялись наперебой рассказывать полиции о происшедшем. Говорили все разом – причем, очень громко, горячо и отчаянно жестикулируя.

 - Стоп, стоп, стоп! – заткнул всех главный полицейский. – Я хочу выслушать пострадавших!

 Мы с Димкой стали почти поминутно описывать наше пребывание в Манте. Описывали подробно. Нам пытались подсказывать буфетчицы-повара-официанты. Полицейские их попытки пресекали.

 - …ну так вот: а потом подошел этот гвардеец, и стал нам мозги пудрить! Он еще документы показывал, но имя мы не запомнили! – мы с Димкой старательно подсказывали друг другу слова, но, в общем, изъяснялись (как выяснилось позже) достаточно точно.

 Полицейские начали поисковую операцию. Мотоциклы и машины разъехались во всех направлениях.

 - Черт, Серый, ты просто придурок! Ты идиот!

 - Да сам ты идиот!

 - Ладно! Успокойся! Все сейчас найдут! Никто не уйдет!

 - Да не найдут уже ничего! Ты-то чего бесишься?! – мы с Димкой уже в добрых традициях крыли друг друга на чем свет стоит (правда, все это без злости, почти любя).

 Толпа сочувствующе-наблюдающих времени даром тоже не теряла. Разбившись на группы, они кинулись искать гвардейца, описанного нами.

 - Дайте воды, пожалуйста, - обратился я к одной из буфетчиц.

 Буфетчица принесла бутылку. Я попытался рассчитаться. Женщина категорически замахала буклями.

 Димка продолжал размахивать руками и громко верещать по телефону.

 - Оля, ты дура?! Как я объясню твоему Олегу, где мы сейчас находимся?! Я тут первый раз! Понимаешь?! – Ольга в ответ, кажется, посоветовала передать трубку кому-нибудь из местных, так как Дима тут же сделал именно это.

 В этот момент из темноты показались двое полицейских в сопровождении повара и еще некоторого количества зевак. Они вели уже знакомого нам с Димкой гвардейца.

 - Это он?! – вопросительно и грозно проорал усатый повар.

 Мы с Димкой, онемев, кивнули. На гвардейце тут же защелкнули наручники.

 

 

автор  Человек-паук

 

Главное меню